Что общего у Маркиза де Сада и Достоевского

В истории мировой литературы есть множество неожиданных параллелей, о которых можно узнать, лишь копнув поглубже. Связь между творчеством Федора Достоевского и Маркиза де Сада – одна из таких параллелей.

Федор Михайлович родился через 7 лет после смерти своего французского коллеги. Влияние последнего на русского классика одним из первых подметил Тургенев, который, к слову, Федора Михайловича не жаловал. Он иронично называл того «нашим Маркизом де Садом» и обвинял в «больничном психологизме»: по мнению Ивана Сергеевича, он копается в пороках своих героев, причем с некоторым нездоровым наслаждением и дотошностью, словно желая познать все природу зла.

Славист Роберт Джексон считает Федора Карамазова и Николая Ставрогина из «Бесов» типичными героями де Сада, близкими ему по духу. Они пропитаны злом насквозь, творят зло ради зла, познают различные его грани и формы. А Свидригайлов из «Преступления и наказания», по мнению профессора и литературоведа Евгения Жаринова, так вообще списан с самого де Сада.

Интересно, что у Достоевского грязь переплетается со святостью. Вспомним тех же «Братьев Карамазовых»: у порочного помещика Федора рождается практически святой Алеша. Видимо, таким образом Достоевский пытался показать, что роза вырастает даже среди шипов и, несмотря на такое окружение, останется чистой. Вечная борьба добра и зла в каждом человеке – один из лейтмотивов творчества русского классика.

И еще одна пикантная подробность. Известно, что Достоевский обладал сильной чувственностью и повышенными потребностями в физической близости с женщинами. Несмотря на то что писатель был женат, он периодически прибегал к услугам жриц любви. Вот вам еще одна параллель с Маркизом де Садом.

Кстати, повлиял на Достоевского еще и Фридрих Шиллер: в этом признавался и сам Федор Михайлович. Например, в «Братьях Карамазовых» есть явные отсылки к пьесе «Разбойники»: странный отец и отцеубийство, братья – все очень похоже. А пьеса «Дон Карлос» также не осталась забыта Достоевским: вспомните Великого инквизитора.

Достоевский говорил: «Я думаю, что всякий человек до некоторой меры подвержен извращенности, если не на деле, то хотя бы мысленно. Только никто не хочет в этом сознаваться». Возможно, сам писатель и не сознался бы, но то, что Достоевский был хорошо знаком с творчеством де Сада и перенял у него некоторые приемы и характеристики персонажей, очевидно.

Be the first to like it!

Comments

People also liked

Related stories
1.Fashion Models Wrestle With Debt
2.Bill Cosby Says He Has No Regrets As Prisoner
3.Buying Into No-Buy
4.Indian Lawmakers Summon Twitter CEO Jack Dorsey
5.Failed Coup: Turkey Orders Detention Of Over 1,100 
6.Turning To Dog Faces To Minimize Bias In Hiring
7.U.S. Has A Brush With China, Now At Sea
8.Sumatran Tiger Mauled By Potential Mate On First Meeting
9.Cli-Fi Movies Offer Compelling View Of Climate Change
10.Indian Man Plans To Sue Parents For Giving Birth To Him
500x500
500x500