БУССАНА-ВЕККЬЯ

В Италии, где-то между Лигурийским берегом и французской границей, в горах затерялся городок, сначала разрушенный землетрясением, потом 60 лет простоявший призраком, а затем превратившийся в один большой, но очень милый сквот. Не уверен, что в мире есть еще хоть один город, которому удалось побыть городом-призраком, а потом ожить.

«Веккья» по-итальянски означает «старая». Где-то внизу, в трех километрах горной дороги и поближе к морю, расположилась Новая Буссана. В нее перебрались уцелевшие жители Старой после того, как 23 февраля 1887 их городок разрушило крупнейшее на лигурийском побережье землетрясение. Больше она ничем не интересна.

То землетрясение унесло больше 2000 жизней. Большая часть жертв пришлась на Буссану, которая забралась в горы выше всех. В XI веке люди предпочитали селиться там, куда не дошли бы с тяжелым вооружением турки-сельджуки. В XIX решили, что близость к морю важнее – и отстраивать старый город не стали.

В руинах осталась стоять большая часть города, включая две церкви – Большую и Малую.

Приземистые же малоэтажные постройки уцелели. Но люди тогда еще не могли оставаться жить там, где нет церкви. Поэтому из уцелевших домов тоже ушли, бросив открытыми.

Веккья стояла пустой 60 с лишним лет. О ней стали забывать. Даром что видна она только из Новой Буссаны – и больше ниоткуда. Даже сейчас, когда Веккья вошла в туристические справочники и стала модным местом тусовки галеристов, вы не найдете этот город без помощи местных. Автобус довезет вас до Новой Буссаны и высадит; и вы ни за что не догадаетесь, в какую из ее улиц-желобков нырнуть, чтобы выйти на дорогу к экс-призраку. А тогда никому и в голову не могло прийти искать в горах разрушенный когда-то абандон.

Пока в конце 1950-х его не заселили падкие до халявы мигранты с юга Италии. Впрочем, большинство из них были опасными маргиналами – поэтому вскоре о Буссане-Веккье вспомнила и полиция. Город довольно быстро зачистили, а чтобы всякий сброд не селился в нем впредь, постановили взорвать нафиг все, что выше одного этажа. От второго разрушения город спасло только природное раздолбайство итальянцев: всем было лень переться в гору со взрывчаткой, приказ муниципальных властей потихоньку заболтали, замылили и забыли.

А потом начались безумные 60-е, и заколесили по всей Европе караваны немытых детей цветов, и накрыло старушку дымом от конопли, и заблестели бесновато в небе Люси с алмазами. Кто-то из местных хиппарей вспомнил о скандале с мигрантами, нашел дорогу в вожделенный горный абандон и завелся в нем, как червь, вместе с сотоварищами: музыкантами, художниками и прочими, как бы их сейчас назвали, креаклами.

При всех недостатках хиппи, с ними всегда было просто: раз пришел – заходи, садись, ешь, пей, кури, опять ешь и спать ложись, причем с кем хочешь: свобода же. Поэтому очень быстро коммуна разрослась до масштабов, начавших напрягать полицию и местных жителей. Несколько раз в начале 60-х полицейские пытались выгнать хиппи вон из Буссаны-Веккьи. Но неожиданно для самих себя получили отпор в виде баррикад, которые так удобно строить на узких улочках, и камней, которых в разрушенном городе было как грязи.

После нескольких неудачных штурмов полиция подумала и решила, что ну его нафиг провоцировать майдан. Всё-таки хиппи – не мигранты, дальше выращивания конопли криминал не пойдет. Так пусть живут себе. И от музыкантов, художников и прочих креаклов – вы не поверите! – взяли и отстали.

Зато благодаря освещению их протеста в прессе о Буссане-Веккье узнала широкая публика. И сначала потянулась косячками (и за косячками), а потом и полилась широкой рекой. В Старую Буссану приехали галеристы – чтобы поближе к художникам. Ломились туристы. К середине 70-х повзрослевшие хиппари стали неплохо зарабатывать как на первых, так и на вторых.

Но в 80-х наплыв схлынул. Бунт был больше не в моде, и желающих переться три километра в горы ради созерцания кучки укурков сильно поубавилось. Ушла и часть галеристов, и часть первых поселенцев. Фри лав фри лавом, но надоедает же всю жизнь без удобств.

Однако самые тру-хардкорные художники и галеристы остались. Сейчас в Буссане-Веккье чуть больше 20 постоянных жителей и примерно столько же сезонных, живущих в принципе в других местах, но приезжающих сюда потворить, покурить и отдохнуть от бренного тлена города. Число же тех, кто приезжает сюда на время – поискать себя, побездельничать в развалинах, вкусить дым свободы – переписи не поддается.

Говорят, здесь можно зайти в каждый дом – и тебе нальют, забьют и предложат поучаствовать вечером в пати с групповухой. Не знаю, я там не был (пока). Но по опыту бурной евробомжовской молодости (см. #детскиегодышнауцера) могу утверждать, что данные измышления как минимум не противоречат духовной сути сквоттеров. Жаль, конечно, что в данном городе большинство сквоттеров пожилые (это я насчет групповухи), но ничего - можно ведь и просто выпить с ними. 

А в перерывах между пьянством, наркотиками и рок-н-роллом здесь нужно ходить и смотреть по сторонам, впитывая каждый луч заката и подолгу рассматривая каждый камень, каждую настенную табличку и любую пустопорожнюю мишуру, от мебели до щита с противопожарным инвентарем. Здесь живут художники, и здесь все – произведение искусства.

Это креаклы, детка! Знай наших.

Фото: Дмитрий Новицкий и др. 

#история #мир #жизнь #history #life #фото #photo #art #путешествия #travel #искусство #place #место

БОЛЬШЕ ГОРНОЙ ИТАЛИИ: 

Be the first to like it!

Comments

People also liked

Related stories
1.UK Lawmakers Slam Facebook For Privacy Violations 
2.Footballer Sala’s Body Returned To Hometown For Funeral
3.India Vows “Isolation” Of Pakistan After Deadly Terrorist Attack
4.Should You Wake Up Early? Not Necessarily
5.Prince Philip Not To Face Charges Over Crash
6.Buying Into No-Buy
7.Black Leopard Sighted After More Than A Century
8.Indian Lawmakers Summon Twitter CEO Jack Dorsey
9.Turning To Dog Faces To Minimize Bias In Hiring
10.Is A Single Time Zone Hurting India?
500x500
500x500