Круг третий. Прятки с шептунами.

Пока свежи воспоминания и эмоции, буду ими делиться. По сложившейся традиции, раз в год нужно почувствовать себя лосем, иначе зачем брать отпуск летом? Осознание, что до конца отъезда на Север осталось дней пять, пришло незаметно, нужно было срочно что-то предпринимать. Основная надежда была на «Диких походников», но на последние выходные моего отпуска планировалась какая-то совсем лайтовая дневная прогулка, не по-нашему это. Одному идти не хотелось, это отличная возможность для самоанализа, но, как правило, плохо спланированная акция, которой не хватает новых мест. Написал Сергею (в узких кругах известному, как Ратмир), сказал, что надо бы куда-нибудь сходить, желательно подальше. Сергей инициативу поддержал, сказал, что сам жаждет вырваться из города и идти определенно нужно. Первая мысль – гора Казак, там охотничий домик и все условия для комфортной ночёвки, с другой стороны, недавно Сергею попалась сдобренная годными фотографиями и рассказами о жуткой аномалии статья в интернете, описывающая замечательное место под Михайловским перевалом.

 Хотелось посетить оба места, а времени на две самостоятельных вылазки не хватало, в связи с чем было принято решение объединить их в одну. Поход был многообещающий – пройти предстояло около 30 км, набор высоты порядка 1 км (а потом спуск), две ночёвки. Сергеем это всё было охарактеризовано как «сотрем ноги по самую жопу». И это меня радовало.

В обед понедельника группа отчаянных собралась у гипермаркета. Знакомимся с участниками. 

Слева направо - Сергей, Гена, Альберт, я, Паша. Закупились продуктами на два дня и около трех выехали. Под Геленджиком нашли пробку, постояли немножко и где-то часов в пять, оставив автомобили, двинулись в путь от Возрождения. Поначалу, как всегда, лес с мерзкими эльфами, не буду в этот раз на них зацикливаться, в прошлых описаниях им и так было уделено слишком много внимания. Вот один из них.

 После обустроенных дорог с кафешками начался подъем в гору. Солнце уже потихоньку склонялось к горизонту, и когда после очередного привала я отстал от группы, чтобы поменять объектив и сфотографировать подсвеченные закатом тучи, висевшие над хребтом, в первый раз за поход услышал вой шакалов где-то в ущелье.

Отставать больше не хотелось. Дальше – ничего примечательного, как и всегда в горах, быстро стемнело и охотничий домик мы искали уже с фонариками. Придя, растопили печь, разожгли костер в мангале, поужинали, заварили чаю. Находиться снаружи домика в одиночестве было тревожно – на хребет спустилось облако и видимость стала так себе, зато отовсюду были слышны самые разные звуки, от криков ночных птиц, к которым не сразу привыкаешь, до внезапного и продолжительного треска. Все понимали, что в этом лесу самый страшный зверь – человек, но когда ты остаешься один на один с этими звуками во тьме, этот довод не работает. Утром нужно было идти на поляну и встречать рассвет, а это подъем в 5.30, да и подъем был утомительным, потому решили, что пора бы и спать. Ночью было тревожно, может, потому что давно я уже не спал в лесу, но всё, чего я смог добиться – немного подремать, при этом слышал все шорохи и был наготове. Утром сработал будильник, выключил его ещё на стадии вибрации, чтобы никого не будить, но с соседних кроватей послышалось «О, уже утро?», «А сколько времени?» и т.д. Никто не спал, тревожно было всем. Вообще, говорят, в лесу спать начинаешь на третий день, когда всё становится вообще по барабану. Втроем дошли до вершины, поснимали рассвет.

Пейзажи вдохновляют людей на разные действия:

Поели терна, груш, набрали шиповника, воды из родника, заварили в домике чай с ягодами. Немного позавтракав, решили ещё поспать. На этот раз выключило сразу и крепко, проснулся я в 11 от крика Гены «Хватит спать, два часа уже, обедать пора». И, признаться, поначалу я поверил, по ощущениям вполне могло быть два. Да и все остальные поверили. Правда, если бы было два, смысла идти назад через Ольховую не было бы – слишком мало времени. Зажарили вторую курицу, напились чаю, навели за собой порядок и около двух двинулись на хребет Коцехур.

После первого дня подъем давался тяжеловато, но терпимо, как ни странно, характерной боли от молочной кислоты в мышцах не было. Дошли до Тхаба, отдохнули на смотровой площадке

После чего – долгий пологий спуск в Ольховую щель.

 Пока дошли, уже были сумерки. Где именно находится та поляна, никто из нас не знал. Когда Сергей предложил заночевать на поляне возле реки почти у самого города, его предложение хотелось принять – усталость давала о себе знать. И всё же нам нужна была именно та поляна, не просто так ведь мы проделали весь этот путь, надо найти. Через gps я нашел примерное место, где отдыхал тот счастливчик, порвавший связку, и вместе с Геной мы отправились его искать, остальные отстали. Становилось уже совсем темно, мы вышли на небольшую полянку, от которой был спуск к ручью с отвесным противоположным берегом и даже я уже отчаялся, с учетом темноты думал заночевать на ней. Мы сняли рюкзаки и сели в высокую мягкую траву ждать остальных, но внезапно в небе послышался резкий басистый шелест, от которого побежали мурашки по коже. Я повернул голову и увидел двух птиц, после чего они начали кричать и улетели. Никогда не слышал, чтобы птицы издавали такой звук. Птицы эти вылетели со стороны незаметной в темноте дорожки, ведущей дальше в лес. Гена вызвался пройти по ней и посмотреть, может именно там находится искомая нами полянка. Я тем временем звонил ребятам и объяснял, как нас найти. Через пару минут с той стороны послышался крик Гены – «Нашёл! А тут классно», я крикнул ему, чтоб он возвращался за рюкзаком, после чего мы дождались отставших и пошли к полянке. Здесь позволю себе небольшое отступление. По дороге мы, естественно, много чего обсуждали, начиная от того, что дорога кажется короче, чем есть (выходили к контрольным точкам быстрее, чем ожидалось), что Леший помогает нам дойти, сейчас придем, а там уже для нас лагерь разбит и на стол накрыто, и заканчивая одним забавным диалогом. Обсуждалось, что будем есть на ужин, мы подбивали Серегу на суп, на что он ответил, что хрен вам, а не суп, потому как всю картошку сожрали, да и лук кончился, не получится нормального супа. И вот мы выходим на полянку – всё чисто, столик, две скамейки, на дереве висят пятилитровые бутылки для воды, даже перчатки для костра, у кострища лежат дрова, а на столе – четыре картофелины и луковица. Стало даже смешно от такого гостеприимства. Первым делом я спустился к реке поздороваться и оставил немного домашнего печенья, после чего разбили лагерь. Гена (наименее суеверный человек в компании) сходил за водой, между делом помылся. Вернулся с озадаченным лицом, говорит, ощущение, будто не один в ущелье, будто смотрит кто-то. Особенно, когда трусы снял. Палатки ставить не стали, чтобы не лишать себя возможности смотреть на звезды, приготовили кашу с мясом, пофотографировали,

 выпили чаю с ягодами и легли спать. Около полуночи в ущелье была какая-то возня, крики птицы. «Вот и началось?» - спросил Гена. Посмеялись, крик стих и больше оттуда ничего слышно не было. Тревога была только в те моменты, когда в кустах шастало какое-то животное (всего пару раз) и кричали ночные птицы, после того, как Альберт высыпал на стол жареных сверчков, их сородичи в кустах решили вести себя посдержанней и часам к четырем замолчали вовсе. В целом ночь прошла спокойно, не было никаких шепотов, никто не пытался нас выгнать или искалечить, наоборот, место показалось очень приятным и гостеприимным. Лес чистый, видно что про место знают немногие, а кто знает, убирает за собой и к лесу относится с почтением. Уж не знаю, чем не угодил этому месту парень из того поста, может, всё же заслуженно? К утру стало холодно и влажно, выпала роса. Проснулся я в 8 под тремя спальниками – проснувшиеся раньше ребята заботливо меня укрыли пока я спал, старались не будить, понимая, что мне лучше выспаться, потом ведь их обратно везти. Но ничто не будит лучше запаха жареных на костре сосисок в лесу, тем более, что часов с 4 утра я чувствовал голод. Что забавно, когда я спустился к реке, я не нашёл ни крошки от оставленного на камне печенья. И это при том, что к нашему столу никто не притронулся, а на нем осталась на ночь недоеденная каша с мясом, хлеб и сыр. Кто сожрал печенье, ума не приложу, особенно с учетом того, что ночные птицы в большинстве своём охотники, зверьков из ущелья слышно не было, а Альберт в ущелье не ходил. Ну может, лучше мне и не знать.

Итак, две ночёвки, найдено новое отличное место, хоть я до сих пор не люблю спать в лесу, как-то мне больше по душе большие поляны подальше от леса – ни тебе криков ночных птиц, ни треска и постоянных шорохов в кустах, спокойней как-то. Спуск измотал, ходить тяжело, всё болит, ну да за этим я и шёл. Море впечатлений, новые знакомства, новые ощущения, новые мысли. Возвращение в город, отправление на Север.

Be the first to like it!

Comments

People also liked

Related stories
1.Survivor Tells Of Fight To Strangle Mountain Lion
2.Students Walk Out In Climate Change Protest In UK
3.India Vows “Isolation” Of Pakistan After Deadly Terrorist Attack
4.Bill Cosby Says He Has No Regrets As Prisoner
5.Is A Single Time Zone Hurting India?
6.Soccer Player Hakeem al-Araibi Freed From Thai Jail
7.Research Unveils Answers To Hangover Questions
8.Sumatran Tiger Mauled By Potential Mate On First Meeting
9.10 Dead In Brazilian Football Training Ground Fire
10.Jeff Bezos Accuses Tabloid of Blackmail
500x500
500x500