Европейские продукты дореволюционных «креаклов»

Из-за продуктовых санкций многим россиянам минимум на год придется попрощаться с любимыми заграничными продуктами: йогуртами, сырами, креветками. Мы решили вернуться на 2 века назад и вспомнить нескольких российских дворян, любящих вкусно поесть, но при этом обладающих чуть более изощренным вкусом, чем гоголевский Собакевич. Каких заграничных продуктов не хватало бы им, окажись они в похожей ситуации?

Давайте вспомним …

Устрицы

Как и сейчас, так и в императорской России, устрицы считались одним из главных деликатесов среди гурманов. На сегодняшний день известны около 50 видов этих моллюсков, и в XIX веке русские дворяне тоже не были лишены разнообразия. Вот какой диалог разворачивался между героями романа «Анна Каренина» – Стивой Облонским, заказывающим обед для себя и своего друга Левина, и официантом-татарином в московском ресторане «Англия»:

– 
Хороши ли устрицы? Ты смотри!

 Фленсбургские, ваше сиятельство, остендских нет.

– 

Фленсбургские-то фленсбургские, да свежи ли?

– 
Вчера получены-с.

– 
Так что ж, не начать ли с устриц, а потом уж и весь план изменить? А? <…>

И татарин с развевающимися фалдами над широким тазом побежал и через пять минут влетел с блюдом открытых на перламутровых раковинах устриц и с бутылкой между пальцами.

Левин ел и устрицы, хотя белый хлеб с сыром был ему приятнее.

 

 

 

Сыр

Казалось бы, что такой дворянин, как Левин, как раз из тех людей, которые спокойно бы прожили и без заморских деликатесов. Ведь он сам признаётся, что для него лучше всего «щи и каша», ну или вот хлеб с сыром. Однако пармезану он очень радовался.

Это вообще был очень популярный сыр до революции. Вспомним поваренную книгу, обнаруженную героями рассказа Аверченко в бедной пост-революционной квартире:

«Макароны Монглясс. В приготовленные и вымазанные маслом макароны положить тертый пармезан пополам с швейцарским сыром, филей из кур, нарезанный ломтиками, гусиные печенки, трюфеля и шампиньоны, предварительно обжарив их в масле. Потом прибавить ложку белого соуса, размешать, подавать при консоме». А, каково!

 

 

 

Вино

Естественно, важнейшее место среди заморской продукции занимали вина.

 Что же пить будем?

 Я что хочешь, только немного, шампанское, –
 сказал Левин.

 Как? сначала? А впрочем, правда, пожалуй. Ты любишь с белою печатью?

 Каше блан, – подхватил татарин.

– 
Ну, так этой марки к устрицам подай, а там видно будет.

 Слушаю-с. Столового какого прикажете?

 Нюи подай. Нет, уж лучше классический шабли.

Французские вина, как сейчас, так и тогда пользовались большой популярностью. А для тех, кто не мог их себе позволить, продавалось санторинское вино из Греции. Его пили и мелкие купцы, и студенты. Это вино еще с Таганрога очень любил Чехов, хотя и говорил, что оно похоже на «плохую марсалу».

 

 

 

Трюфели

Грибы, растущие под землей, известное лакомство, которым и в XIXвеке было принято угощать гостей. Вспомним, как был накрыт стол в ресторане Talon на одном из многочисленных обедов, которые посещал Евгений Онегин. Из этого отрывка мы узнаём не только о трюфелях, лимбургском сыре, но и об еще одном интересном деликатесе:

Вошел: и пробка в потолок,

Вина кометы брызнул ток;

Пред ним roast-beef окровавленный,

И трюфли, роскошь юных лет,

Французской кухни лучший цвет,

И Страсбурга пирог нетленный

Меж сыром лимбургским живым

И ананасом золотым.

 

 

 

Паштет

Кстати, «Нетленный страсбургский пирог» – это запеченный в тесте паштет из фуа-гра с добавлением трюфелей, рябчиков и перемолотой свинины. Готовили этот деликатес не у нас, во времена Пушкина его доставляли из Франции в специальных ящиках со льдом. Для того, чтобы в пути пирог не испортился, между слоем теста и паштетом делали прослойку топленого сала – именно поэтому он и получил название «нетленный».

 

 

 

Ананасы

На столе Онегина мы также замечаем ананас, который, конечно, приехал в ресторан из заграницы: ведь дело происходит суровой русской зимой, да и летом у нас все равно своих ананасов не бывает. Или нет? Вспомним обед, который организовывал граф Ростов в честь князя Багратиона, из «Войны и мира»:

Так, так, 
– 
закричал граф, и весело схватив сына за обе руки, закричал: 
– 
Так вот же что, попался ты мне! Возьми ты сейчас сани парные и ступай ты к Безухову, и скажи, что граф, мол, Илья Андреич прислали просить у вас земляники и ананасов свежих. Больше ни у кого не достанешь.<…>

В это время неслышными шагами, с деловым, озабоченным и вместе христиански-кротким видом, никогда не покидавшим ее, вошла в комнату Анна Михайловна.

 Ничего, граф, голубчик, 
– 
сказала она, кротко закрывая глаза. 
 А к Безухому я съезжу, 
 сказала она. 
 Пьер приехал, и теперь мы всё достанем, граф, из его оранжерей.

Для многих нынешних садоводов наверняка новость, что такие экзотические фрукты, как ананас, можно было выращивать в оранжереях, а ведь насколько ниже было бы на них влияние санкций.

 

А я вам еще напомню интересную историю:

, а вот еще 

. Давайте еще узнаем 

 ну и конечно 

Оригинал статьи находится на сайте

Ссылка на статью, с которой сделана эта копия -
0