Полемика
1BB34097-F786-44E7-9A1A-E8A05C0914DB
Burger
Полемика
1BB34097-F786-44E7-9A1A-E8A05C0914DB
Burger

Полемика

Обсуждаем новости политики, экономики и остросоциальные темы
    • Пожаловаться на историю
Полемика
ic-spinner
У каждого есть своя история
Находите лучшие истории и интересных людей. Вдохновляйтесь ими и начинайте писать самостоятельно либо вместе с друзьями.

Павленский и священные коровы

Павленский и священные коровы
Рассказывайте о том, что вы любите, вместе с друзьями
Стать соавтором ▸

Под утро понедельника прогремела очередная акция Павленского, и все интернеты принялись её с увлечением обсуждать. Хотя обсуждать-то, в общем, и нечего: поджог ворот, ведущих во двор Банка Франции, выглядит наивной калькой с его же прогремевшей на весь мир акции на Лубянской площади в Москве, из-за которой художник почти целый год провёл в СИЗО.

Ничего особенного в этом демарше нет, а есть лишь ещё одно доказательство того, что героический художник, садомазохист и нонконформист Павленский на деле является обыкновенным конъюнктурщиком. То, что мы со вчерашнего утра наблюдали на экранах своих мониторов, было не чем иным, как актом по перемещению себя из одного культурного контекста в другой. В России, чтобы прогреметь, надо быть против власти и за свободу. В Европе свободу, конечно, тоже прижимают, но не так сильно и жутко, как у нас, поэтому интеллигенция там по преимуществу левая, ходит на «Ночь неспящих» и борется не столько с властью, сколько против капитализма. В России Павленский поджёг дверь ФСБ, а во Франции — банка, вот и вся логика. Ему, правда, забыли рассказать, что Банк Франции — это не сосущее кровь у трудового народа кредитное учреждение, а обыкновенный государственный финансовый регулятор, и что местные анархисты эту самую калитку и без того регулярно поджигают, отнюдь не называя свои действия современным искусством.

Зато любо-дорого посмотреть, как взвыла фейсбучная либеральная публика, у которой, как только заходит речь о священной корове частной собственности, так сразу под маской обнаруживаются клыки. Раздались песни в унисон известной строчке из Башлачёва: «И начал вкручивать болты про то что я предатель», хотя было бы кого и что тут предавать. Любой акционист в известной степени живёт с пресловутого хайпа . Без него прибитые к брусчатке гениталии так и останутся бессмысленным актом самоистязания, а с ним — становятся произведением совриска.

И тут, надо заметить, либеральная публика отлично поработала на Павленского, добавив ему красок на несуществующий холст. В очередной раз выяснилось, что для неё существует либо стрижено, либо брито. Либо тоталитаризм, отсутствие свободы и раболепие перед каждым чиновником, либо полная свобода, но при условии ползания на брюхе перед каждым денежным мешком. Отдельные горячие головы дошли до того, что обвинили Павленского в антисемитизме. Кто там самые известные французские банкиры? Ага, Ротшильды, ну всё понятно же!

На самом деле стоило бы не обсуждать его акцию, а задать французским и нашим властям простой вопрос: почему Павленский до сих пор не выдан в Россию и существует ли вообще запрос на его экстрадицию? Ведь оказался-то он во Франции вовсе не из-за политических преследований, а спасаясь от обвинения в попытке изнасилования. Когда Павленскому и его подруге Шалыгиной не удалось склонить актрису Слонину к любви втроём, они попытались отрезать ей пальцы. Весёлая история, не правда ли? К тому же весьма хорошо укладывается в образ борца за свободу — разумеется, речь идет о свободе для «личности», то есть для неординарного и творческого насильника, а вовсе не о праве женщины на защиту от сексуальных домогательств.  После такого Павленский  просто обязан стать лучшим другом для всех леваков и прогрессистов — особенно во Франции, где подобные политические взгляды идут только в связке с феминизмом.

А знаете, в чём секрет? В том, что мировоззрение Павленского на самом деле никакого отношения к «левому» и «правому» не имеет, а  проистекает из банального ницшеанства, возведённого в степень идиотизма. У автора этих строк уже был такой знакомый — известный в узких кругах толстый гуру сатанистов, деливший мир на «анхуманов», которым всё позволено, и на остальное «быдло». Правда, в отличие от Павленского, данный экземпляр был в общем-то безвредным: врастал себе в компьютерное кресло посреди загаженной хрущёвки, возился с ручными крысами и потихоньку абьюзил свою девушку, также известную в узких кругах националистку и правозащитницу. Потом она разобралась в ситуации и цинично его бросила. «Анхуман» окончательно впал в ничтожество и стал объектом насмешек даже для своих бывших друзей. И как только кто-нибудь догадается крикнуть «А король-то голый!», тот же финал будет ждать и Павленского.

Кадр с записи системы видеонаблюдения

Сцены насилия

Сцены насилия
Рассказывайте о том, что вы любите, вместе с друзьями
Стать соавтором ▸

Великая певица Бьорк написала на своей странице в Фейсбуке пост, в котором рассказала о травматичном опыте съёмок у «одного датского режиссёра». Вернее, о чём-то посерьёзнее. О непростых, так скажем, отношениях Ларса фон Триера и Бьорк было известно и без статусов в социальных сетях. Певица рассказывала о них достаточно подробно сразу после того, как работа над «Танцующей в темноте» была окончена. Новое же её выступление встраивается в контекст, задаваемый всё растущим комом обвинений в адрес Харви Вайнштейна. И хотя Бьорк ни разу не употребляет прямо словосочетание «сексуальное насилие», разговор теперь идёт о нём.

Напомним контекст: 5 октября The New York Times и The New Yorker синхронно опубликовали расследования, в которых Вайнштейн обвинялся в том, что насиловал актрис, желающих сотрудничать с его компанией. С тех пор дня не проходит, чтобы очередная жертва не призналась публично в том, что Харви пытался её соблазнить, заставлял сделать массаж ступней, предлагал целоваться при нём с другой девушкой. Но Триер — это не могущественный продюсер, а режиссёр, чья власть имеет другой масштаб и устроена иначе. И обвинение в его адрес переводит общественную дискуссию в новое русло.

Отношения актёра с режиссёром и продюсером всё-таки устроены очень по-разному. Вот Леа Сейду, французская звезда, сразу после триумфа «Жизни Адель» несколько раз сообщала, что опыт работы с Абделатифом Кешишем был травматичным, он требовал от неё максимальной достоверности в постельных сценах с партнёршей по площадке — актрисой Адель Экзаркопулос. В рамках «харвигейта» Сейду тоже высказалась — и на этот раз её голос звучал куда более уверенно и убедительно: скотина Вайнштейн пытался её склонить к сексу. Оба случаи — насилие. Но результатом кешишевского истязательства стали невероятной красоты эпизоды, экранные образы. Вайнштейновское насилие существовало только для удовлетворения, никакого «ради искусства» здесь нет. Что не умаляет вины Кешиша или Триера.

Пожалуй, тут дело в традиции. Европейские гении и безумцы привыкли из актёров высекать нужную эмоцию любыми средствами. Любой студент ВГИКа знает: надо снять крупный план влюблённого юноши — не корми актёра подольше. Голод на влюблённость похож. Нужно, чтобы актриса разделась в кадре — отчего бы самому не раздеться вместе с ней, чтобы раскрепостить?

Большие режиссёры действительно не считали нужным держать дистанцию при работе с актёрами. Харриет Андерсон и Лив Ульман не нужно заводить аккаунт в Фейсбуке, чтобы рассказать о том, как с ними спал Ингмар Бергман. Об этом написано в каждой книге о режиссёре — правда, в большинстве ничего больше и не прочтёшь. Публичные выступления Бьорна Андерсона: «Висконти снял меня в “Смерти в Венеции” в роли Тадзио из-за моей смазливой мордашки и юности!» — никого не задевают. К ним давно относятся как к информационному шуму. Романы Тарковского — тоже удел не рубрики «скандалы-интриги-расследования», а вечернего эфира канала «Культура». Мы привыкли к тому, что большой режиссёр — всегда деспот и тиран. Что он орёт в матюгальник, топает ногами, снимает актёров с роли. Мы воспринимаем как анекдоты истории про драки Параджанова, жестокое обращение с животными на съёмках лент Тарковского, пикировки Херцога с Клаусом Кински. На этом, в общем, история кино второй половины XX века построена. На харасменте.

На этой самой истории кино стоит повесить табличку: «Не повторяйте это самостоятельно». Не снимайте без сценария, заставляя актёров на площадке просто шевелить губами, как Феллини. Не стригите плёнку и не вставляйте цитаты в фильмы, как Годар. Не спите с актрисами, не насилуйте их, не заставляйте их делать без конца аборты, как Бергман. Это всё — прошлый век. Бьорк в данном случае — голос здравого смысла и современности. Она пришла в дремучий лес европейских auteur’ов и обалдела, что у них всё настолько запущено. Если вкратце, вся разница между Вайнштейном и Триером — не в том, что один продюсер, а другой художник. Один насилует, чтобы потешиться. Другой — потому что так принято. Это такая богатая европейская кинематографическая традиция. С которой давно пора прощаться, честно говоря.

Кадр: Dancer in the Dark / Zentropa Entertainments, 2000

Вы прочитали историю
Story cover
написанную
Writer avatar
Alexey.Skobtsov
Мужской взгляд на принятую систему ценностей, советы по отношениям, подборки симпатичных девушек из Instagrama и что-то еще
Writer avatar
Writer avatar
Writer avatar
symeonofpolotsk
В думах о судьбах человека и культуры провожу свои дни смиренно
Показать всех авторов (11)