ОБЩЕСТВО

Милосердие в обмен на унижение - вообще не милосердие

Лилит Мазикина
Author
Лилит Мазикина
Милосердие в обмен на унижение - вообще не милосердие

Известная российская журналистка Ульяна Скойбеда -- автор целой серии одиознейших статей об инвалидах. В том числе одной под названием “Надо давить на жалость”. Казалось бы, красивое предложение: “Чтобы разорвать порочный круг отношений, сложившийся в этой сфере, умнее всего апеллировать к лучшему, что есть в нашем народе, то есть к милосердию” - и тут же выясняется, что милосердие можно получать только на специальных условиях, если ты послушный, “правильный”, шёлковый инвалид. Условия прилагаются: одновременно не считать себя особыми (гм, а какими? “каквсешными”?) и имеющими право на равные, простите за тавтологию, права со всеми людьми.

Как будто что-то странное есть в том, чтобы человек имел равные права с другими людьми.

Грустно признавать, но Ульяна в этом мнении не одинока. И у нас, и во всём мире традиционно инвалидам, неимущим, всем тем, кому может понадобиться помощь словно специальный экзамен приходится пройти. А достаточно ли светел твой взор, дорогой потерявший ноги соплеменник? А готова ли ты всегда улыбаться и показывать, как тебя не сломили боль и обстоятельства, сопутствующие травме, дражайшая однорукая соотечественница с хроническим заболеванием?

Отчего просим недостаточно жалобно? Отчего в ножки потом не кланяемся? Раз уж нормальный человек, право на права имеющий, так расщедрился, что готов обратить внимание на базовые человеческие нужды.

Главное, чтобы вместе с тем не требовалось от него нормального, обычного уважения к человеческому достоинству.

Потому, что уважение нужно проявлять только к настоящим людям. Тем, что право на права имеют.

Помощь оказывается не потому, что кому-то она нужна, а чтобы можно было себя взамен потешить.

Умилиться там. Получить горячую благодарность, несколько раз, желательно вообще чтоб до конца жизни вспоминали и пели оды. Или, напротив, чтобы с глаз долой убрались и не показывались эти живые напоминания о том, что здоровье не бывает вечным, что травму получить может всякий.

В общем, милосердие в представлении этих людей требует отплаты. Здесь, сейчас, земной. Обязательно.

Потому что они вообще не знают, что такое милосердие. Там, где добро становится товаром, его нет. Там, где помощь - это просто услуга, только оплаченная не деньгами, а чужим унижением, чужим лицедейством (чтобы угодить в параметры идеальной сиротки или идеальной матери-одиночки, например), там нет милосердия.

Даже хвастаться собственным милосердием лучше. Даже торговаться с самим господом Богом: я буду тут милосердие проявлять, а ты мне там местечко в Раю придержи. Даже решать какие-то свои психологические проблемы или внутренне лопаться от гордыни.

Но только не брать плату чужим унижением.

А вот эти наставления - “Папенька добрый, ты просто у него в ножках поваляйся, поплачь, ручки поцелуй потом обязательно,” напоминают мне произведения про помещиков-самодуров (да и не только помещиков, если вспомнить ещё и зарубежных авторов) -- это совсем не о милосердии. Это об одном из самых грязных видов торговли. Грязнее только продавать людей или человеческую смерть, мне кажется.