БЕГИ, ТЕРРИ, БЕГИ...

В 1980 году 21-летний канадец Терри Фокс побежал навстречу смерти и бежал 143 дня, пробегая каждый день по марафонской дистанции. Он должен был успеть пробежать от одного океана до другого, пока не умрет от рака. Того самого, который уже отнял у него ногу.

Что должен чувствовать ребенок – а в 17 мы все еще дети, – когда в год окончания школы ему объявляют, что у него рак кости, и что даже после ампутации ноги его шансы на выживание не слишком-то велики? А жизнь только началась. А он – второй из четверых детей обычной семьи из городка Порт-Кокуитлэм – собирался связать ее со спортом, с детства гонял мяч и махал битой, мечтал стать тренером и как раз сейчас пробовался в школьную баскетбольную команду?

Жизнь, которая кому-то может показаться скучной и примитивной, изменилась в 1976 после небольшого дорожного инцидента с Терриным стареньким «Фордом» на хайвее Лаухед. Травма ноги поначалу казалась пустяковой – но боль почему-то не уходила. Углубленное обследование, МРТ – и страшный диагноз… Но Терри не был бы Терри, если бы уже через год после ампутации не играл в паралимпийской баскетбольной команде, а через полтора – не стал в ее составе чемпионом Канады.

И все же что-то в нем изменилось. Химиотерапия явно произвела какую-то побочную реакцию в том сложном и тонком химическом соединении, которое мы называем человеческой душой. Месяцы в мире боли, смерти и горя превратили тинэйджера в мужчину. И как только кудрявая шевелюра Терри отросла после очередной «химии», он объявил о том, о чем через 15 лет снимут «Фореста Гампа». «Марафон надежды» через всю страну, от одного океана к другому, с целью сбора средств на исследования в области онкологии и помощь раковым больным.

В это отказывались верить. Канада – не Андорра, пробежать ее от и до под силу не всякому здоровому. А тут – парень без правой ноги… Тем не менее, после года усиленных тренировок 12 апреля 1980 на мысе Сент-Джонс Терри окунул протез в Атлантический океан и побежал к Тихому.

Вместе с ним бежал его друг Дуг Элуорд (парень с залысинами), а уже в материковой части Канады к ним присоединился брат Терри, Даррелл Фокс (блондин).

Куда бы они ни бежали, за ними следовал «Форд-Эконолайн» - юз-хостел на колесах, в котором парни ночевали и меняли одежду. Вэн жив до сих пор, это национальное достояние Канады. 35 лет спустя Даррелл вспоминает ночевки в «Форде» со смехом: «Немного подванивало – это не то выражение. В этой машине смердело так, что глаза лезли на лоб, и когда я выкупил ее для реставрации, я был уверен, что это амбре не выветрится и через годы. Вы можете себе представить, что такое трое половозрелых юношей, 143 дня коллекционирующих на площади в пару квадратных метров свои драные носки, мокрые футболки и потные кроссовки?»

Поначалу пиар у акции был никакой. Но через несколько недель о «Марафоне надежды» заговорила вся страна, и встречать Терри теперь ходили семьями. Вялая кампания по сбору средств превратилась в мощный пылесос, собравший немыслимую по тем временам сумму в $240 млн. Как бы цинично это сейчас ни звучало, в конце своей короткой жизни Терри успел стать звездой: тогда еще в звезды брали не только геев со сладкими голосами, но и парней с улиц.

А потом марафон внезапно закончился – вместе с надеждой.

142-й день забега прошел как все предыдущие. Вечером 31 августа 1980 Терри написал в дневник: «Пройдено 3318 миль. Все как обычно, только стартовали поздно, в 11 или 12 – было холодно с утра. Больше ничего не случилось». А на следующий день Терри Фокс пробежал последнюю милю в жизни.

Правда, до этого он успел пробежать еще 20. Первые 18 он бежал, еще не зная, что две метастазы костного рака проросли в его легких. Потом ему стало плохо, он сделал 15-минутный перерыв и пробежал еще 2 мили – с адской болью, сбиваясь и кашляя. И, наконец, после еще одного 15-минутного перерыва он из последних сил добежал до западной окраины Сандер-Бея, городка у озера Онтарио.

Терри Фокс успел пробежать 2/3 Канады – 3339 миль, или 5373 км. Через 10 месяцев после Сандер-Бея он умер от рака в возрасте 22 лет.

Эту историю принято заканчивать духоподъемным хэппи-эндом о том, что Терри Фокс стал памятником надежде и оптимизму, а фонд его имени сегодня накопил аж целых 360 миллионов долларов. По мне, это все круто, но по сравнению с потерянной жизнью малоутешительно. Мне плевать на фонд, если честно. Мне грустно, и я тихо снимаю бейсболку и поднимаю стопарь за Терри Фокса – парня с железной ногой, стальными нервами и титановым стержнем внутри.

#история #личность #спорт #медицина #жизнь #смерть 

0