бездна, я сдаюсь.

22:10, 01 ноября

Я сидел у тусклой лампы и думал. Я о тебе думал. Я всегда о тебе думаю. Даже когда не хочу думать - думаю. Потому что невозможно о тебе не думать. Потому что не думать о тебе - так абсурдно, будто суп есть не ложкой, а вилкой.

Я думал о тебе и осознал, что любить тебя - наивысшая радость, которая могла достаться мне. Я понял, что любить тебя можно только душой, душой и глазами, пить тебя, будто самый холодный напиток в самую жаркой погоду. Не пошлой мыслью любить, не словами и не действиями, а на уровне случайных взглядов, улыбок и объятий на прощание, просто - любить.

О тебе пишется бесконечно много, бесконечно много пьется. И пишется и пьется одновременно. Ведь писать не о тебе нельзя, невозможно. И даже когда хочется не упоминать тебя - ни словом, ни вздохом, ни чувством - не получается. Потому что ты - это ты. Потому что нельзя тебя было не полюбить. Потому что писать о ком-то другом, но все равно вкладывать всю свою любовь к тебе - фальшиво, неискренне, глупо. После такого чувствуешь себя пустым, чувствуешь себя предателем, ведь в конечном итоге душепродавцом своих чувств ты и становишься. 

0
бездна, я сдаюсь.

22:10, 01 ноября

Я сидел у тусклой лампы и думал. Я о тебе думал. Я всегда о тебе думаю. Даже когда не хочу думать - думаю. Потому что невозможно о тебе не думать. Потому что не думать о тебе - так абсурдно, будто суп есть не ложкой, а вилкой.

Я думал о тебе и осознал, что любить тебя - наивысшая радость, которая могла достаться мне. Я понял, что любить тебя можно только душой, душой и глазами, пить тебя, будто самый холодный напиток в самую жаркой погоду. Не пошлой мыслью любить, не словами и не действиями, а на уровне случайных взглядов, улыбок и объятий на прощание, просто - любить.

О тебе пишется бесконечно много, бесконечно много пьется. И пишется и пьется одновременно. Ведь писать не о тебе нельзя, невозможно. И даже когда хочется не упоминать тебя - ни словом, ни вздохом, ни чувством - не получается. Потому что ты - это ты. Потому что нельзя тебя было не полюбить. Потому что писать о ком-то другом, но все равно вкладывать всю свою любовь к тебе - фальшиво, неискренне, глупо. После такого чувствуешь себя пустым, чувствуешь себя предателем, ведь в конечном итоге душепродавцом своих чувств ты и становишься. 

0
бездна, я сдаюсь.

собери себя по частям.

когда идешь по улице и видишь высохшую траву, что только-только оттаяла, когда слышишь запах, которого больше не должно быть в природе, когда проливной дождь стучит свой неповторимый ритм - кажется, что сейчас осень. осень - это вовсе неплохо, осень - чудесная пора.

за борт тебя вышвыривает осознание, что сейчас ненавистная весна. ни одна чертова весна не сулит ничего хорошего, только потери. вот и на этот раз я потерял самое важное, самое дорогое и ценное.

а теперь все, что мне остается - это вновь собрать себя по кусочкам. в этот раз я пишу себя сам. я строю себя из боли, любовно оберегая ее, как и отчаяние. что-то во мне надломилось. кто-то встает с колен, а я сознательно вырываю себе ноги, ломаю их, чтобы на шаг стать ближе к бездне. все мое нутро кричит о боли.

я обладаю чудесным писательским талантом - написал и случилось.

я написал себя сам. стал тем, кем хотел стать.

бойся своих желаний. бойся своих талантов. бойся себя.

один миллион сто тысяч людей кончают с жизнью каждый год. доведешь себя до такого и ты труп.

0
бездна, я сдаюсь.

всего одно.

В пабе играет легкий блюз, под который веселится небольшая компания в уголке, прилично надравшаяся и довольно громкая. Тусклое освещение только на руку таким как я, здесь все безличны. Пахнет алкоголем и табаком. Это один из немногих баров, где еще не ввели запрет на курение, что очень меня радовало.

-Бехеровку, пожалуйста, - прошу я у бармена. Я пришел сюда чтобы напиться в дерьмо. Может быть это и не решение проблем, но совершенно точно хороший способ забыть и забыться. Впрочем, здесь большинство таких как я.

У вас бывало когда-нибудь чувство, будто вы не можете вспомнить кое что очень важное? Словно стерли все воспоминания, но ощущения от них каким-то образом остались? Я впервые столкнулся с этим. Я пытаюсь сложить паззл и составить картинку полностью, но вот уже в который раз все мои предположения осыпаются точно песок сквозь пальцы. Ничего не понимаю. Но одно точно ясно: это - человек.

Часто, когда я засыпаю, я смутно вижу силуэт. У него нет лица, оно будто закрашено черным маркером. В такие моменты я просыпаюсь в холодном поту и слезах. Мне почему-то становится так чертовски больно, хоть на стенку лезь. Сложно дышать. Я знаю, что это кто-то очень близкий, но совершенно не понимаю кто. И я сижу. Сижу долго, выжигая взглядом пустоту впереди себя. Тогда ноги сами несут меня к балкону курить.

Опрокидываю рюмку ликера и корчусь - крепкий. Забавно, я здесь чтобы забыть о том, что я хочу вспомнить. Абсурд. Интересно, почему я потерял память о тебе? Согласился на это сам, решили мы это вдвоем или меня заставили? Хотя бы один намек, мир. Дайте мне знак, какой угодно. Слово, запах, голос, фотография..ну пожалуйста. Как же сложно. Может быть тебя вообще не существует? Может быть я все выдумал и ищу плод своего воображения?

Вторая рюмка и я ухмыляюсь сам себе. Я устал искать тебя в лицах прохожих. Это так бессмысленно, я даже не знаю какого цвета твои глаза.

-Эй, чувак, - прерывает мои раздумья пьяный голос рядом. Это какой-то мужчина сел на соседний стул поболтать. Жирный, волосатый, мерзко пахнущий перегаром и потом. Мерзкий, но несчастный. Иногда люди доходят до такого порога боли, что доверяются каждому, кто их выслушает. Тут они ничего не теряют - знакомство на одну ночь, единственный разговор и скорее всего последняя встреча. Одноразовые друзья, -знаешь, меня вот жена только что бросила,- он хлопает меня по плечу и пьяно улыбается.

-Держись, мужик, - я изображаю жалость. Выпиваю еще одну рюмку дорогостоящего фернета.

-А у тебя что случилось? - Смеется он. Поправляет свою сальную гриву и зажигает сигарету. Винстон. Откуда у него такие деньги?

-Единственное мое желание - это вспомнить. Хоть одно воспоминание. Оставьте мне хоть одно воспоминание, - говорю я и кивнув головой направляюсь к выходу, оставив чаевые бармену.

На улице холодно, мокро и мерзко.

0
бездна, я сдаюсь.

Никто обо мне не беспокоится.

Я стою у края платформы на вокзале, где то и дело проезжают электрички, что ослепляют меня ярким и неестественным светом. Я смотрю в окна, пусть картинка и размыта. Пытаюсь выловить усталые взгляды людей, что, возможно спешат с работы домой к своим возлюбленным и детям, к котам или родителям. Кто куда. Я отчаянно надеюсь найти здесь самого несчастного и вздохнуть с облегчением - моя жизнь не настолько дерьмо.

Я делаю пару глотков водки. Лицо искажается в неестественной гримасе отвращения. Тошнотворное пойло, но, априори, на что-то более качественное у меня просто нет средств. Я до боли мерзопакостный ублюдок.

Лето. Последний день лета. Забавно, чем мне оно запомнилось? Разъедающим легкие запахом прокуренных подъездов? Острой болью? Необратимыми, мучительными потерями? Огнями фар метро? Случайными связями? Душащей жарой? Всем вместе? Тяжело. От всех воспоминаний хочется блевануть, и подступающий ком не заставляет себя ждать. Не хватает заплакать и броситься под поезд. Но, конечно, сначала канонично настрочить тебе о том, какая ты блядь и как я тебя люблю. А потом красиво шагнуть навстречу смерти. Это была бы самая драматичная смерть, за нее положен Оскар.

Я достал телефон, думая привести план в действие. Столько контактов, так много женских имен. На самом деле я искренне ненавижу их всех, ненавижу каждый их вздох, ненавижу их улыбки и их объятия. С нездоровым смешком я засовываю телефон обратно в карман.

Люди презрительно оглядываются на меня, в их взгляде читается возмущение, отвращение и некая жалость. Они абсолютно правы насчет меня. Если бы у меня был шанс уничтожить себя, стать кем угодно, но не собой - я бы им воспользовался не раздумывая. У меня нет никого. Нет родителей, нет домашнего животного, нет девушки, нет работы и самое главное - нет тебя. Фу, блядь, как розово, как тошнотворно, от себя же противно.

Я роняю бутылку и раздается звонкое эхо. Вот и моя электричка, она ослепляет меня и я делаю шаг с платформы. Отовсюду крики и плач.

0
бездна, я сдаюсь.

кофейные зерна.

Приближалось лето. Лето вызывало всегда неприязнь. Все эти яркие краски были не по мне. все это цветение, зелень, все эти довольные дети на роликах или велосипедах - вызывает у меня комок тошноты в горле. Блевотину. Самую отвратительную картину, которую можно представить. Первое, с чем ассоциируется лето – это потери, боль и обида. Лето - приговор, написанный природой. Главная задача – выжить. Я молюсь, чтобы это лето не отняло у меня ничего. В общем, данное время года могло приравняться смерти. Вот и в этот раз, выйдя на улицу, больше всего мне хотелось зайти обратно и не высовываться больше никогда. Замуровать себя до спасительной осени. Внимание мое привлек мужчина, торгующий кофе. Аромат напитка было слышно даже за пару метров от машины, в багаже которой стояла кофеварка, сиропы, ко....

На следующий день мне пришла идея вновь купить чудесный кофе. Я шел до того самого угла, где впервые увидел машину и где только вчера был так доволен. Только вот когда я подошел к тому месту, где его продавали...никого не было. Сначала я удивился, но потом решил спросить, где же продавец кофе.

Тогда мне сказали, что его здесь и не существовало никогда вовсе.

С этого все началось.

0
бездна, я сдаюсь.

ждать - это привкус.

я зарыл эту боль в бессознательном, так глубоко в себе, что когда я смотрю на шрамы -я не понимаю, почему же так тоскливо. я сделал это чтобы выжить, чтобы не выть от боли, чтобы жизнь не была одной только полосой страданий. но иногда эта система дает сбой, и тогда не лезть на стены от тоски просто не выходит. становится настолько больно, что я бы предпочел смерть.

на улице пять утра. пять утра и мне хочется умереть.

0
бездна, я сдаюсь.

желтеет город на глазах.

я всегда мечтал встретить рассвет на улице. увидеть и уловить тот момент, когда всходит солнце, щедро одаряя своим светом улицы, дома, квартиры людей, людей, которые обязательно засуетятся спеша на работу.

когда я вышел на темную улицу, страх быстро пропал. куда-то улетучилась вечно-грызущая боль и исчезло давящее ощущение, что я лишний. я слился с городом в этот момент. в этот момент я дышал каждой клеточкой своего тела и каждая деталь всего мироздания была мною любима. что-то вдруг нарушило полное безмолвие и я почувствовал холодную каплю на руке. начался дождь. это было так вовремя, что непроизвольно заставило меня улыбаться. наверное в тот момент у меня было все, что только я мог пожелать.

я сел на милую лавочку и стал наблюдать за тем, как все живое просыпается вместе с восходом солнца. а так же в груди просыпалась долгожданная надежда.

и пусть я смог дышать полной грудью совсем не долго, всего пару часов, я благодарен за этот миг горящего синем пламенем огня в моем сердце.

0
бездна, я сдаюсь.

я позавидую мертвым.

услышать родной голос и еле сдержать слезы. я - всего лишь развлечение, я развеваю его скуку и не более. я - тень в его жизни, но я всегда был готов на это. остаться всего лишь его незаметным следом прошлого, всего лишь пылью. моя жизнь для него - спичка, которую он произвольно зажигает и она прогорает последним воспоминанием осени. выгореть синим пламенем, последствиями дыма которого становятся слезы. выгореть и не зажечься больше вовсе. спички ведь одноразовые.

16жить17умереть18 а надо ли мне это?19

уничтожать себя медленно и мучительно, изводить себя до судорожных всхлипов и безмолвных криков, до той боли, которая сковывает. у тебя остается две дороги - или привыкнуть к этому, научиться с этим жить, будто с неизлечимой болезнью, или выйти в это широкое, небом затянутое окно.

мне больно слышать твой голос. мне больно быть спичкой. мне больно знать, что в любой момент тебе надоест и ты меня выкинешь.

эта боль никогда не кончится. полюби свою боль так, чтобы она полюбила тебя.

0