Черновики

Последнее плавание

он сказал, на прощание обнимая:

не ругай врагов, не тужи.

мы в ответе за тех, кто нас убивает,

потому что им с этим жить.

мы в ответе за то, что ушли и то, что

возвращаемся, потому,

что в безумную качку из всех возможных

выбираем одну корму.

в мировой океан под семью штормами

кораблём своим забурясь,

мы в ответе за тех, кто не спит ночами,

потому что не спят о нас,

потому что - от дури ли, от бессилья -

штиль ли, тянут ли паруса -

ощущаешь сквозь эти морские мили:

где-то ищут твой флаг глаза,

где-то в зной обалделый, в порывный ветер,

прорезающий старый дом,

тихо молятся те, кто за нас в ответе

и кого мы не подведём.

0
Черновики

Ночью

я люблю тебя так - говорит - потому что горд,

потому что кругом отребье, а ты как лорд.

потому что твой нрав - ребячий, но гордый нрав

потому что умеешь слова расставить,

ни капельки не наврав.

я люблю тебя так - говорит - потому что зла

не хватает, когда какого-то там козла

награждают, а ты молчишь, что - твои дела.

потому люблю, что родной ты до обалдения,

как сама тебя родила.

а ещё - говорит - люблю, потому что век

мне колоть бы тебя, как герыч - не хватит вен,

а с другими - что тупо вялиться на траве.

потому что в твоей голове тридцать три вселенных,

в твоей миленькой голове.

ну а то, что не сразу всё это поняла -

так бывает. пока по центру кружит юла

и не знают ставок - тихо вокруг стола.

а своей передай, что сучка она везучая,

0
Черновики

Тема прошлого

на вот старого, переезженного и пошлого:

тема прошлого - всё прошло. без особых помп.

вот идёт она - торопливая, суматошная

и приветлива как полста водородных бомб.

больно (было бы). было. было и всё повыбыло.

вы бы тоже так, если б сразу и - на прицел.

только знаешь, что взять и строго так сразу выпалить,

мол: привет. и потом - щемиться, покуда цел.

ценность этого - цепь былого, ошейник, ви́селка.

(то есть я бы не стал цепляться, да видно - рок).

а она пролетает мимо, скупа, таинственна

и бомбит, что не в грудь, то в стены вот этих строк.

дай ей Боже смолчать. молчать и навеки вымолчать,

обратить всё, что сказано в чуть различимый шум.

у того, кто её любил и кто ею вымучен

было слишком большое сердце. и слабый ум.

больно. было. и боль - что до сухожилий высечен.

...

смотришь вслед. провожаешь в громкое никуда.

вызываешь такси. летишь. а внутри в стотысячный

полыхают давно сгоревшие города.

0
Черновики

Черновики

это какой черновик? пятьдесят шестой?

слово не лезет в горло. хочу домой.

я тебе столько времени не писал,

что и не помню сам,

как это - строчкой щупать твой слабый пульс

между ударами будто бы между пуль

тонким листом скользить, а в башке звенит:

карие... карие... карие...

вновь они.

это какой эфир? на какой волне?

дай позывные - кто ты? и кто ты мне?

ручку кручу, но без толку - твой сигнал

всё здесь перемешал.

где тут вообще земля? эй, земля! ты где?

двигаюсь сто узлов. а вода - везде.

двигаюсь к маякам, а повсюду - риф.

кто ты?

не говори.

кто ты? не отвечай. среди этих волн

каждое слово - будто протяжный вой.

каждая буква - будто секретный знак.

я тебя и без того, без того узнал.

0
Черновики

Безменя

иногда это переходит в обширный стресс,

глубоко-глубоко запрятанный,

чтоб случайно кто-нибудь не залез.

а она сидит поодаль, строчит кому-то там смс

и молчит безотносительно и приятно.

а тебе - так глупо, ногам - непривычно ватно.

ладно. это пройдёт. а мозг выдаёт эксцесс:

как ты там в безменя, моя дорогая с?

всё в порядке?

как твои подружки? что-нибудь нужно? вряд ли.

зал на четверть заполнен, но нету свободных мест

для меня.

а я соблюдаю великий пост.

моя жизнь - бесконечный выбор людей и трасс.

и когда я пишу тебе, сгорбивший весь свой рост,

каждый раз обещаю, что это в последний раз.

этот самый-самый последний на первый вкус -

сладковатый, разбавленный тёплой водой пастис.

я боюсь позабыть тебя, и потому боюсь

от тебя спастись.

и зачем спасаться? где бы я ни пророс,

0