Эпоха великих порнографических открытий

Эпоха великих порнографических открытий

      «Эпоха великих порнографических открытий».

       В. Ерофеев. Записные книжки.

Со времени великих порнографических открытий прошло уже довольно много времени.

Об этом можно говорить с некоторой ностальгией.

А тогда, в конце восьмидесятых призрак бродил по России, одет был призрак в сетчатые чулочки, и более не было на нём ничего.

Коммерческие издательства, так тогда и говорили: «коммерческие издательства», выпускали эротические романы. Появился тогда на прилавках «Любовник Леди Чаттерлей» и сочинения маркиза де Сада. В переводе первого, что был сделан Татьяной Лещенко ещё в двадцатые, через страницу проскальзывало: «он обнажил перёд своего тела». Кажется, спустя лет шестьдесят просто перепечатали издание «Петрополиса» 1932 года со всеми ошибками, когда наборщик никак не может решить, какой орфографии придерживаться – старой или новой. Яти рыскали по страницам.

Эротоманы приникали к «Жюстине» и гадали о смысле выражения «и мерзкий монах воскурил свой фимиам». Анатомия героев де Сада была поразительна, топологические свойства их тел настолько трудны для восприятия (в этом переводе), что могли использоваться вместо ночного счёта овец.

Появился на прилавках и Казанова, печальный изобретатель государственных лотерей, обидчивый больной старик, раздражённо пытающийся доказать, что он был способен на что-то еще, кроме совращения девиц.

Что интересно, первым изданием, с восторгом раскупавшимся людьми, считавшими свои рубли лихорадочно, сбиваясь, не отводя горячих глаз от названия, был Фрейд.

Тонкий, хорошо скатывающийся в сексуальный предмет, сборник, снабжённый маленьким окошком, в которое выглядывал кусочек репродукции Климта – вот каково было первое издание Фрейда.

Я сочувствовал людям, накинувшимся на него – среди них были и честные домохозяйки и продавцы помидоров. Им сказали, что Фрейд – «про это». И вот они напоминали пионера, задумавшего собрать звёздолет и для проверки своих знаний раскрывшего «Курс теоретической физики» Ландау и Лифшица. В этом труде единственные русские слова между вереницами формул – «очевидно, что:», с обязательным двоеточием на конце.

Вечернее чтение Фрейда восстанавливало равновесие души и снимает напряжение.

Была и книга с загадочным названием «Ну и что ты будешь делать, когда заполучил меня сейчас?». Правда, по домам ещё лежали распечатки с алфавитно-цифровых устройств, где неровные буквы складывались в знаменитую книгу Кинессы «Брак под микроскопом», загадку авторства которой предстоит разгадать будущим поколениям. А пока возбуждённые соотечественники бормотали как мантру: «Ласкун – Лебедь - Балун - Балда - Малыш - Принц - Король - Голован – Слон».

При этом миллионы людей совершенно серьёзно считали всё это порнографией.

Самое удивительное, что отечественная порнография действительно существовала. До этих смутных времён она продавалась слепоглухонемыми и безногими на вокзалах.

Её производили те же фотографы, что работали на секретных заводах.

Изображение на карточках, что веером кидали на плацкартную полку, было похоже на оборонную деталь, снятую с установленных ракурсов и затемнённую – для большей таинственности.

Описания техники секса пришли оттуда же: «Подойдя к станку, проверьте себя на наличие спецодежды и выступающих концов, переведите рычаг в верхнее положение, остерегайтесь раскрутки ключа в шпинделе...».

А потом задул ветер перемен, и все взволновались, стало не до порнографических открытий. Люди занялись прочими открытиями и вообще вели себя дурно. Лишь изредка узнавая, что мир порнографии всеобъемлющ и велик, она идёт за человечеством неистребимая, как неистребимо желание, необходимая, как скорая помощь и вечная, как магнитосфера Земли.

Ведь это так необходимо, когда приходит весна – отворяй ворота. 

0
Эпоха великих порнографических открытий

История про первое порно

Тринадцать лет. Кино в Рязани,

Тапер с жестокою душой,

И на заштопанном экране

Страданья женщины чужой

Константин Симонов

Заговорили о порнографии, и оказалось, что всякий помнит своё первое порно. Есть у мужчин, по крайней мере у мужчин, такое сентиментальное чувство, схожее с первой любовью и ностальгией по школе.

Как-то мы с друзьями обсуждали порнографию нашей юности, что так нас тогда впечатляла. И всякий согласился с тем, что хотел бы её пересмотреть – мы помнили лица этих женщин, они казались нам неземными существами. Одно слово – жрицы, они были жрицы и вообще существа потустороннего мира.

Сейчас нам было плевать на качество, и на что сейчас техника шагнула вперёд – это была первая любовь.

А теперь это мир машинерии и автоматического перевода, который продирается к нам через разные спамерские рассылки: «Миниатюрный малыш берет шляпу в задницу после этого её подруга делает поездку в Рим. Эти леденцы ели шоколадные отверстия друг друга так неистово …однако, определенно была одна вещь, что они отсутствовали – и что вещью был большой мясистый донг! К счастью, довольно скоро парень присоединился к их компании и проклятье… Этот распутник заслуживает всей зависти в мире! Птенцы сразу сходили с ума, когда он появился перед ними! Они пошли, унося его прут, укладывание в мешки чая его шары, облизывая его – и, конечно, он не пропускал возможность танцевать немного с шоколадкой также!»…

Или вот чудесная аннотация к фильму: «Как Охотник говорит, что он имеет двух горячих детей осла в его наличности места и готовый для хорошенький много что-либо. Как только я добрался там, дверь была открыта но не было никого, чтобы быть найденным. Так я сделал некоторое исследование, которое подняло ступеньки меня и в спальне. Оценка от всей одежды на этаже, я знал, чтобы проверить ванную. Конечно Охотник был в бадье покрыл в пузырях и детях. Kayla и Сиена и их огромные простаки и зрелые ослы были уверенной наличностью на сегодня. Двойная акция минета побудила это, только, чтобы быть завершенным некоторой горячей отвратительной верховой ездой петуха. Когда вся забава в бадье была сделана, это является временем, чтобы возглавить обратно к кровати. Уйма pussy облизывания и глубоких горлов....

В давние годы мы ездили в поход в Крым, и в поездах происходило тоже самое – но без слов глухонемые подкладывали нам на полки мутные чёрно-белые приветы из иного мира.

Без слов, правда.

Глухонемые, надо сказать, сначала по-библейски разбрасывали фотографии, а потом собирали их. Одна фотография, неудачно брошенная, осталась у нас – групповой снимок ансамбля АББА.

Дрочить ещё никто не умел, и мы просто разглядывали её с вожделением.

Мы были пионерами, преданными Родине, партии, коммунизму и готовились стать комсомольцами, равнялись на героев борьбы и труда, чтили память погибших борцов и готовились стать защитниками Отечества, были лучшими в учебе, труде и спорте, честными и верными товарищами, всегда смело стоящими за правду, вожатыми октябрят и друзьями пионерам и детям трудящихся всех стран. Это было очень утомительно, а уставши, толком не подрочишь.

А теперь однажды под Новый год по телевизору показывали «Греческую смоковницу», фильм под который не дрочил в своё время только бесчувственный комсорг.

Ну, может, Ходорковский не дрочил – и с тех пор пошёл по кривой дорожке.

Я сейчас удивляюсь – какое непритязательное говно, ан всех тогда перепахало. Мой товарищ чуть не выкинул видак с кассетой в окно, когда у него свет погас – было известно, что менты сначала вырубают свет на щитке, что на лестничной клетке, чтобы никто не смог вынуть кассету, а потом вламываются в квартиру с обыском. Впрочем, всяк рассказывает эту историю с перегоревшими пробками про своего приятеля.

Добрый мой товарищ, писатель Пронин, как-то зашёлся от зависти, когда узнал, что нашей компании первое порно выдал драматург Шатров. Драматург так ещё подмигнул, что мы сразу всё поняли, мы за этот миг-под-мигивания прожили целую жизнь, мы повзрослели и начали бриться, начали смотреть на мир с иронией, держать спину прямо, – и всё прежде, чем взяли в руки этот свёрток, этот пакетик с кассетой.

Кстати, там внутри была довольно известная дама Amber Lynn.

0
Эпоха великих порнографических открытий

История про порнографов

Как-то в разговорах всплыла история про то, как Ларри Флинт попросл у американского правительства денег. Собственно, история эта – старая, да ещё и не один Ларри Флинт просил.

Но, так или иначе, в 2008 году порнографы попросили у правительства США пять миллиардов долларов. Они говорили, что если правительство поддерживает разную индустрию в кризис, то и порноиндустрию не грех тоже поддержать.

Очень интересна мотивация самой просьбы порномагнатов. То есть, они, конечно, объясняли, что нынче трудная година для честного американца, что ему дрочить и дрочить, чтобы не повеситься от финансовой тоски и кредитных обязательств (они, правда, объясняли это в более мягкой форме), но мне было интересно, как именно пострадал порнобизнес – наиболее прочная основа наиболее безопасного секса. У меня такое впечатление, что он страдает (действительно страдает) не из-за кризиса, а по двум причинам:

а) стремительного пиратского копирования

б) натиска любительского порно, потому как HD аппаратура сейчас стала доступна.

Есть традиционный рынок порнопродукции, который было воспрял с появлением Интернета, и который испытывает удары от пиратов. Но одновременно есть параллельный оборот домашнего порно (его продукция, конечно, тоже утекает в Сеть, и ей торгуют. Не только в Сети, но и в сексшопах – типа «Пять часов домашних съёмок).

В этом круговороте домашнего порно свои мотивации – герои вовсе не хотят состояться профессионально в этом жанре, их не очень интересуют деньги, там есть мотив обмена видео между парами, как у свингеров, есть мотив «вот как мы можем», мемориальный мотив, etc. В любительском порно, разумеется, не собирают снимать масштабные костюмированные фильмы и ххх-версии известных фильмов, как в «большом порно». Но оно ширится и обслуживает очень важное ожидание рынка – эффект присутствия. Здесь и теперь, это происходит тут, на расстоянии вытянутой руки. (Профессиональный рынок быстро спохватился и начал это имитировать, но угнаться за миллионами у него не очень пока выходит).

Есть люди, которым важны уорхолловские «пятнадцать минут славы», есть просто взломанные видео и фото, а вот есть субкультура особого рода – я встречал американцев, которые обмениваются home porno, потому что не решаются на свингерские вечеринки. И даже от этого в груди у них будто перфоратор стучит.

Тт дело в том, что мы пребываем в точке общественного развития, в которой отношение к порнографии переживает стремительные превращения – был период конца шестидесятых, когда были такие же изменения, и вот настала новая точка бифуркации.

Нормальное дело.

Я не изображаю человека, кругозор которого в данном вопросе ограничивался рассматриванием Лены Берковой на записи монитора Дом-2. Как я уже признавался, я всем надоел со своей любимой темой и сравнительным анализом Бриджитт Лайе и Клары Морган.

Кстати, чтобы два раза не вставать, я скажу про порноактрис.

Общество очень возбуждается от порноактрис, когда они открывают рот, чтобы сказать что-то не о работе. Это ведь информационный повод – Дайана Райдер сказала что-то о бозоне Хиггса. Лесли Зен протестует простив насилия в Сирии.

То есть, настоящий информационный повод всегда парадокс – милиционер подрабатывает няней в детском саду. Боксёр вышивает крестиком. Говорящая порноактриса – хороший сюжет для программы новостей перед прогнозом погоды.

Ишь, разговаривает.

Обычно в этом месте упоминают Сашу Грей, и она очень хорошая иллюстрация того, как плодятся мифы. Она имеет несколько профессиональных премий – но надо понимать, что премии типа AVN Awards очень хитрые: там за сотню номинаций, и они как медали собачьей выставки – никто не уйдёт обиженным. Она играет в музыкальной группе. Но тут как бы тоже не Джон Леннон. Наконец, она знает слово «экзистенциализм». Но довольно много интересных женщин его знают.

И как-то оказывается, что слова Саши Грей заурядны. Ну она не глупа, но неглупых женщин достаточно – и лишь междисциплинарный эффект делает Сашу Грей информационным поводом.

Мы имеем дело с очень давней моделью поведения, которая в семидесятые годы прошлого века формулировалась как «Лучший бард среди физиков, лучший физик среди бардов». Это общественный миф о том, что междисциплинарность может искупать несостоятельность узкого специалиста.

Это отрыжка того обывательского мировоззрения, которое норовит встрепенуться от мысли: «Как, они ещё и разговаривают?».

0
Эпоха великих порнографических открытий

Как-то у доброго моего товарища, что долго и серьёзно занимается спортом, случилась судорога. Судорога – это какое-то особенное пугало моего детства, и, кажется, из-за одного рассказа Джека Лондона. Там, один герой, сомневаясь в любви своей жены, проверял её – притворился, что вовремя купания в океане у него судорога и он тонет. Ну, а она его самоотверженно спасала, после чего он устыдился и полюбил её ещё больше. У того же Джека Лондона был совет образца полуторавековой давности воткнуть себе в ногу в таких случаях булавку.

Но я не об этом. Потом появилось такое выражение «сладкая судорога». Разница между этими словами примерно такая же, как между «милостивый государь» и «государь император». Потому что всякий может забить эту «сладкую судорогу» в гугль и посмотреть, что выйдет. Особенно в поиске по книгам – там уж такие судороги, что только держись. Он обнял её всю, её губы были везде – и всё такое.

Я как-то на одном форуме читал вопрос от человека, у которого были судороги во время секса (правда, там имела место какая-то камасутра), и там ему уж насоветовали, так насоветовали.

И не только про то, что калия у него не хватает или там, магния, а про технику безопасности.

Скажем, про обезвоженность, типа «решив заняться сексом, поставьте рядом бутылку с водой. Или трахайтесь в реке». Понятно, что из реки пить небезопасно. Да и то, в горной реке-то есть шанс вовсе недотрахаться. Кончить не успеешь.

А так-то опасное это дело, будто горный поход. Смотри в оба, особенно после нынешнего увлечения разными оттенками и прочими разнообразящими жизнь предметами.

Вот иные экспериментируют по мелочи - любят музыку и ароматические свечи. Но тут и засада - поди, займись этим под песни группы «На-на» (если кто помнит, что это такое – а ведь кто-то помнит, и я знавал уездных мессалин, что практиковали), а так же свечи с удушливым клубничным ароматом.

Был у меня в молодости случай... Но нет, прочь, память, прочь.

И это всё были русские женщины. Комсомолки. Да, тогда с комсомолками мутили только комсомольцы, а не такие же комсомолки. Эксперименты, впрочем, ограничивались свечами.

Потом все посмотрели «Девять с половиной недель» и стали мазать друг друга дефицитным мёдом и вишнёвым вареньем, и капали друг на друга парафином и понеслось.

Некоторые начинают в таких случаях бормотать об извращениях, но тут сам вопрос нормы под вопросом. Это ведь вопрос к оптике наблюдателя - как в тех картинках, что нам рисовали в учебниках физики про теорию относительности: поезд с человечками в вагоне и с другими, глазеющими на них с насыпи. С какой стороны смотришь, с той и правда.

Впрочем, это всё такой спусковой крючок для воспоминаний.

Сладких судорог воспоминаний.

0
Эпоха великих порнографических открытий

История про псевдоидеологизацию

Слово, соглашусь я, неловкое.

Но к порнографическим фильмам часто предъявлялись претензии политического свойства.

Действительно, некоторые из них сюжетно изображали какого-нибудь советского тирана, который пользовал свой гарем, не снимая мундира со звёздами.

Это явление, которое я бы назвал неловким словом «псевдоидеологизация». К нему, например, относится мнение о том, что порнографические фильмы могут быть идеологичны постольку, поскольку в них на женщину надета буденовка и тому подобное.

Это совершенно неверно.

Порнография имеет свою идеологию, но она заключается совсем не в этом, а в точном удовлетворении явных, и особенно неявных желаний потребителя. Все фильмы массовой культуры, ровно этим же занимаются и интернациональны.

В силу ряда обстоятельств мне пришлось ездить по разным воинским частям, и оказалось, что там было полно изображений Рембо и прочих мускулов, обвешанных пулемётными лентами. При этом владельцы этих постеров вполне отчаянно воевали сперва в чужих горах, а потом в отечественных. Я много говорил с ними (не с постерами, а с владельцами), и уяснил, что они себя с идентифицируют с мускулистым американцем итальянского происхождения, но американского солдата вполне считают врагом. Кстати, очень похожие истории были в Сербии и Ираке - государствах светских и допускавших к себе американские боевики в товарных количествах. Если когда-то и воспитывается эмпатия через кинопродукцию, то она крайне незначительна. Притом, обратного процесса вовсе нет (и Голливуд оттого зовётся наиболее совершенным оруж....

Но порнография, меж тем, действительно имеет сакральный аспект.

Есть в ней и мотив удовлетворения возбуждения – контакт с чем-то необычным, вроде девушки в будёновке. Она податлива, и это имеет особый вкус.

Но дело не в политике – чёрные фуражки и высокие сапоги были прежде мундиров по выкройкам Хьюго Босса. Будут и впредь.

Тут страдания и пёзды – если кто не понимает.

Ну и тема лёгкого необременительного для зрителей насилия – тоже.

Был в своё время знаменитый фильм, вернее, серия фильмов про сексуальную охранницу сперва нацистских, а потом советских лагерей Ильзу...

Но об этом я расскажу как-нибудь потом.

0
Эпоха великих порнографических открытий

«...Расстёгиваю я на товарище майоре китель»

Есть особый жанр, в кинематографической порнографии стоящий особняком. (Жанров вообще в ней множество, потому что порнография не раздел кино или литературы, а сфера, включающая в себя именно что все желания человека – оттого в ней есть и некрофилия, и скотоложество, и детский раздел, и снафф – документированное реальное убийство и проч., и проч.)

Но есть и вполне мягкие, пограничные образцы – скажем, сексплуатация (sexploitation).

Как-то я посмотрел удивительный канадский фильм Ilsa, Tigress of Siberia (1977). Я-то слышал об этой Ильзе, когда она ещё в SS была (Там был фильм «Ильза, волчица СС», потом что-то про гарем, и, наконец, последний фильм из четырёх рассказывал о приключениях Ильзы в Латинской Америке). Этот снимал неизвестный никому Жан ЛеФлер. Что показательно, Дайана Торн (Dyanne Thorne) которая там играет потом получила Ph.D. по Comparative religion. Говорят, под конец жизни (она, впрочем, жива, эта актриса, ей чуть за семьдесят, и, говорят, она увлеклась проповедями и религиозным просвещением).

Но дело даже не в этом. Фильмы, ставшие как бы классикой, да что там, классикой жанра sexploitation и WIP (Women In Prison) в деталях оказываются скромнее «Греческой смоковницы».

Ну ладно, многие это дело видели, а тем, кто не видел, я расскажу.

Начинается всё в Сибири. По Сибири бежит зек, а за ним гонятся два вохровца, одетые как участники Пугачёвского бунта. Шапки высокие, косматые, сами тоже косматые, да и лошади косматые. Всё с начёсом. Вооружены вохровцы пиками.

Но зек убегает, и только, было, переводя дыхание в подлеске, обрадовался успеху предприятия, как его проткнули пикой. Причём не собственно вохровцы, а тётенька-полковник.

Забегая вперёд, я скажу, что о званиях тут судить очень сложно, потому что все носят на плечах узенькие красные погоны с одной ефрейторской лычкой. Товарищ полковник одета в бриджи, казакин и песцовую шапку с огромной красной звездой. Она любила конный строй, и бранный звон литавр, и клики пред бунчуком и булавой, в общем как-то так. Ну, натурально, проткнутого зека несут на палке обратно в лагерь – так, как обычно изображают туземцев, волокущих путешественников на скромный деревенский ужин в качестве наполнителя для котла.

Да и то верно – по возвращении тётенька полковник-ефрейтор говорит: «У меня Саша ещё не кормлена».

Зеку расшибают голову и сливают кровь в клетку большой амурской тигрицы. Я сразу догадался, кто эта Саша, сразу, честное слово!

Правда, зачем её так кормить – жидкое на первое, а на второе – всё остальное, непонятно, но это только начало.

С чувством исполненного долга охрана начинает праздновать в своей избе с полосатыми половиками, занавесочками и зеркалом, спизженным из барской усадьбы в Центральной России. Ну, ладно – позаимствованным из реквизита к «Егению Онегину». Двое охранников играют на балалайках, товарищ полковник пляшет под «Дорогой лунною...» (кстати, неплохо пляшет), и отчего-то называет своих подчинённых казаками (тут я понял, что имел в виду немецкий генерал из другого фильма под пархатыми большевистскими казаками). Потом начинается битва за тело комиссарское – подчинённые казаки дерутся по двое, и победители идут спать с товарищем полковником, а проигравшие – обжиматься с обслугой, двумя симпатичными девками в гимнастёрках времён Гражданской войны. (Пархатые казаки перепились, и вольнонаёмным девушкам п....

Долго ли, коротко ли, в лагерь на санях привозят этап – четыре человека. Вместо указателя там свежезамороженный зека стоит на повороте и обледенелой рукой указывает: хозяйство Семибабы здесь. Впрочем, «семибаба» это из другого тоталитарного фильма. Этап небольшой, и все новоприбывшие одеты в специальную форму (удивительно похожи на современных хипстеров, чтобы ни означало это слово). Вот они заезжают под вывеску «ГУЛАГ №14», и – тю! – полковница с ними начинает знакомиться.

– Вот ты, – говорит она. – Сын генерала Зирова? (В аннотации сообщают, что это всё же генерал Жиров, но у меня звук слабый, и я сначала решил, что это игра слов от «Нулевой»). Какой-то юноша говорит, что да, но ни он, ни папа ни в чём не виноваты.

0
Эпоха великих порнографических открытий

История про порнографические дискуссии

Я как-то слушал очень странный разговор философов о порнографии, но всё забывал записать свою мысль – удивительное впечатление создаётся, когда интеллигентные люди начинают с учёным видом рассуждать о каких-то простых и интересных массам вещах.

Причём от прочтения этого текста, вернее беседы о порнографии создаётся впечатление, что никто из участвующих в разговоре никогда не дрочил.

Нет, я вовсе не против научного анализа всех окружающих вещей, более того, меня особо не пугает, когда какой-нибудь учёный человек вдруг возникнет передо мной и произнесёт слово «дискурс». Ну или там погрозит пальцем и скажет «дизъюнкция смыслов» – нормальное дело.

Я его, если что, его шведским ключом могу приложить.

Не заржавеет.

Другое дело, что есть какие-то темы, с которыми выходит довольно смешно. То есть, если люди понимающие мало в таких темах, начинают рассуждать, придумывать какие-то объяснения и всё такое.

Причём в темах, связанных с пороком, учёные люди обычно озираются, оглядываются друг на друга, подхихикивают и вообще неловко держат свой научный инструмент.

Это не только с порнографией так, с каким-нибудь алкоголизмом ровно то же самое – только в этом случае чаще находится человек, который не понаслышке знает что такое «шило» или там изучил вопрос с абсентом.

Я действительно не хочу обижать учёных людей. Они ведь при этом жутко целомудренные. Там один говорит о фильме Энди Уорхолла «Blow Job», который на русский можно было бы перевести как... (тут он запинается), и второй ему подсказывает «Оральный секс»!..

Но порнография для эстетических философов вроде как двадцать восемь панфиловцев и русский мороз для немцев – как только её начинают обсуждать, так густеет смазка, ломается механизм, и философы лежат в снегу реальности, как караси в сметане.

Потому что хоть порнография сопутствует человечеству всегда, но до сих пор никто не знает, что это такое.

И, чтобы два раза не вставать, скажу: там всё же прикольный диалог, хоть философы путают, когда снят фильм «Народ против Ларри Флинта», придумали теорию про то, что порноаниме вытесняет игровое порно, а так же рассказывают, что феминистки говорят: «Обратите внимание, сколько мы можем назвать порнозвезд-женщин? Мы одну-две назовем, я думаю. И сколько мы знаем порнозвезд-мужчин?» – и тут же показывают, что сами никого не могут привести - «И, в принципе, мало кто нам скажет. Может быть, самую классику, и то очень тяжело вспомнить».

Это безумно сложно – найти людей, которые могут сказать что-то дельное по такому вопросу.

И не вина этих философов, и не вина редакции – для хорошей беседы о порнографии нужны такие люди, что: понимали физиологию и психологию, были бы в теме порноиндустрии, разбирались бы в социологических и юридических обстоятельствах и понимали действующие законы.

И главное, обладали бы чувством юмора.

Потому, кстати, так смешны многочисленные гуру сексологии, что они свою примитивную, в общем-то еблю в клубах, пытаются выдать за что-то пафосное.

Только юмор и позволяет удержаться в некоей золотой середине. Эта середина важна и в самой порнографии – и тотальная цензура в ней не хороша, и повсеместные сиськи не всех обрадуют.

Но так если бы нашлась такая компания, можно было бы сделать хороший бестселлер.

0