МЕСТО, ГДЕ ВЫПИТЬ

РОТЕНБУРГ

Город, в котором нет ни одного нового здания, крут и сам по себе. Ну а этот баварский альтштадт прекрасен еще и тем, что возможностью ходить по его пряничным фахверковым улочкам в 21 веке человечество обязано… алкоголизму. А я никогда и не считал пьянство злом!

Начать стоит, наверное, издалека. Ротенбург (вообще-то полное его название Ротенбург-об-дер-Таубер, в смысле на реке Таубер, но я не буду всякий раз это писать, можно?) был основан в 9 веке и первые 8 веков своего существования жил довольно оттяжной, борзой жизнью. Началось все с одинокого замка Графенбург (от которого сегодня сохранилось лишь пару строений, недостойных публикации фоток), продолжилось статусом свободного императорского города, а затем и вовсе независимостью. Ну да, так было принято в средние века: поднялся город на ремеслах – заработал денег – послал подальше кайзера, ландскнехта, принца, любого иного фюрера (нужное подчеркнуть).

Но вот в 17 веке началась изнуряющая Тридцатилетняя война, и независимости Ротенбурга положил конец некто фон Тилли. В сопровождении пехоты (почему-то шведской) он осадил Ротенбург и потребовал сдаться. Горожане сначала для проформы героически пооборонялись. Но потом посмотрели по сторонам и решили, что город их слишком красив, чтобы быть сравненным с землей. И решили сдаться. Неспешной поступью победителя Тилли вошел в город через эти, вполне вероятно, ворота:

Тилли, рассчитывавший на длительную осаду и всё такое, был покорен сговорчивостью ротенбуржцев. Когда они пригласили его на центральную площадь пригубить из кубка победителя (была такая древняя традиция – подносить огромный жбан винища воину, поимевшему твой город), он вдруг из лучших чувств объявил: мол, если найдется среди вас тот, кто выпьет это до дна и не упадет, - не стану стирать вас с лица земли, и даже шведам своим не дам вас разграбить, как они обычно делают в подобных ситуациях. А жбан, на минуточку, был 3 с половиной литра. И вино ни разу не «Сангрия». В общем, ротенбуржцы в растерянности задумались.

И тут в круг вышел бургомистр – почтенный муж, известный в городе прежде всего своим безудержным пьянством, а уже потом великими делами. Сей достойный человек ничтоже сумняшеся осушил гигантский сосуд и не только не упал замертво, но и вел потом философские беседы с фон Тилли. И хотя тот не понял их сути (язык бургомистра от усталости заплетался и перестал быть немецким), он понял главное: в Ротенбурге живут настоящие мужчины, просто их мужество выражается не в бойцовских качествах, а в других вещах. А ему самому, фон Тилли, теперь придется отвечать за базар и никого здесь не трогать.

Вот так и вышло, что Ротенбург простоял с начала времен почти не тронутым. Все эти избушки на курьих ножках, вся черепица над стильными многоэтажными чердаками так и не узнали, что такое прямое попадание артиллерийского снаряда.

Во время войны, правда, Ротенбург немного разбомбили союзники. Не так, как Дрезден, конечно. Но куча исторических (а других здесь нет) зданий таки приказало долго жить. Осознав это десятком лет позже, союзники отсыпали исправившимся немцам немного денег, и те восстановили все в первозданном виде. Сегодня и не поймешь, где послевоенный новострой, а где аутентичный вагант-стайл.

Само собой, в Германии ходит байка, что все это байка: и Тилли, и шведы, и алкаш-бургомистр, и жбан с семью пинтами забористого алкогольного напитка. Что не мешает Ротенбургу ежегодно отмечать годовщину событий с размахом почти что октобер-фестовым. По наплыву туристов с годовщиной событий может там сравниться разве что Рождество в снежный год.

Ну и такой еще маленький штришок, важный для русского уха (и духа). Побратимом Ротенбурга является его пусть более загаженный, но столь же музейно-насыщенный русский аналог – Суздаль. Чтобы никто в этом не сомневался, мэрия песенного Суздаля установила возле самой себя такой вот, понимаешь, указатель. Поди туда, знаю куда!

#путешествия #место #поехать #мир #travel #travelling #tourism

https://storia.me/story/085f503cec070000/moment/08f2f63402c70000
0
МЕСТО, ГДЕ ВЫПИТЬ

РОТЕНБУРГ

Город, в котором нет ни одного нового здания, крут и сам по себе. Ну а этот баварский альтштадт прекрасен еще и тем, что возможностью ходить по его пряничным фахверковым улочкам в 21 веке человечество обязано… алкоголизму. А я никогда и не считал пьянство злом!

Начать стоит, наверное, издалека. Ротенбург (вообще-то полное его название Ротенбург-об-дер-Таубер, в смысле на реке Таубер, но я не буду всякий раз это писать, можно?) был основан в 9 веке и первые 8 веков своего существования жил довольно оттяжной, борзой жизнью. Началось все с одинокого замка Графенбург (от которого сегодня сохранилось лишь пару строений, недостойных публикации фоток), продолжилось статусом свободного императорского города, а затем и вовсе независимостью. Ну да, так было принято в средние века: поднялся город на ремеслах – заработал денег – послал подальше кайзера, ландскнехта, принца, любого иного фюрера (нужное подчеркнуть).

Но вот в 17 веке началась изнуряющая Тридцатилетняя война, и независимости Ротенбурга положил конец некто фон Тилли. В сопровождении пехоты (почему-то шведской) он осадил Ротенбург и потребовал сдаться. Горожане сначала для проформы героически пооборонялись. Но потом посмотрели по сторонам и решили, что город их слишком красив, чтобы быть сравненным с землей. И решили сдаться. Неспешной поступью победителя Тилли вошел в город через эти, вполне вероятно, ворота:

Тилли, рассчитывавший на длительную осаду и всё такое, был покорен сговорчивостью ротенбуржцев. Когда они пригласили его на центральную площадь пригубить из кубка победителя (была такая древняя традиция – подносить огромный жбан винища воину, поимевшему твой город), он вдруг из лучших чувств объявил: мол, если найдется среди вас тот, кто выпьет это до дна и не упадет, - не стану стирать вас с лица земли, и даже шведам своим не дам вас разграбить, как они обычно делают в подобных ситуациях. А жбан, на минуточку, был 3 с половиной литра. И вино ни разу не «Сангрия». В общем, ротенбуржцы в растерянности задумались.

И тут в круг вышел бургомистр – почтенный муж, известный в городе прежде всего своим безудержным пьянством, а уже потом великими делами. Сей достойный человек ничтоже сумняшеся осушил гигантский сосуд и не только не упал замертво, но и вел потом философские беседы с фон Тилли. И хотя тот не понял их сути (язык бургомистра от усталости заплетался и перестал быть немецким), он понял главное: в Ротенбурге живут настоящие мужчины, просто их мужество выражается не в бойцовских качествах, а в других вещах. А ему самому, фон Тилли, теперь придется отвечать за базар и никого здесь не трогать.

Вот так и вышло, что Ротенбург простоял с начала времен почти не тронутым. Все эти избушки на курьих ножках, вся черепица над стильными многоэтажными чердаками так и не узнали, что такое прямое попадание артиллерийского снаряда.

Во время войны, правда, Ротенбург немного разбомбили союзники. Не так, как Дрезден, конечно. Но куча исторических (а других здесь нет) зданий таки приказало долго жить. Осознав это десятком лет позже, союзники отсыпали исправившимся немцам немного денег, и те восстановили все в первозданном виде. Сегодня и не поймешь, где послевоенный новострой, а где аутентичный вагант-стайл.

Само собой, в Германии ходит байка, что все это байка: и Тилли, и шведы, и алкаш-бургомистр, и жбан с семью пинтами забористого алкогольного напитка. Что не мешает Ротенбургу ежегодно отмечать годовщину событий с размахом почти что октобер-фестовым. По наплыву туристов с годовщиной событий может там сравниться разве что Рождество в снежный год.

Ну и такой еще маленький штришок, важный для русского уха (и духа). Побратимом Ротенбурга является его пусть более загаженный, но столь же музейно-насыщенный русский аналог – Суздаль. Чтобы никто в этом не сомневался, мэрия песенного Суздаля установила возле самой себя такой вот, понимаешь, указатель. Поди туда, знаю куда!

#путешествия #место #поехать #мир #travel #travelling #tourism

https://storia.me/story/085f503cec070000/moment/08f2f63402c70000
0
МЕСТО, ГДЕ ВЫПИТЬ

ИШТВАНТЕЛЕК

Под Будапештом уже много лет стоит заброшенным старое паровозное депо. Оно открылось в нулевых годах прошлого века и застало 80 самых бурных лет венгерской истории – падение монархии, распад империи, фашистскую оккупацию и прелести социалистического пути развития.

Теперь это огромные пост-апокалиптические цеха с зияющими пробоинами крыш, заполненные стимпанковым ржавым железом и пробивающиейся сквозь асфальт зеленью.

В мире много кладбищ паровозов. Но Иштвантелек среди профессиональных исследователей ржавого железа считается самым крутым. От всех остальных он отличается какой-то совсем уж экстремальной, потусторонней заброшенностью. Черт возьми, это пригород столицы-миллионника. Где толпы гопников с семечками и пустые бутылки из-под водки? Где цепочки туристов, улыбающихся как китайские болванчики, с россыпью фотовспышек и палками для селфи?

Нет ничего этого. Пустошь Смауга какая-то. Даже вместо граффити – вот где, казалось бы, разгуляться! – какие-то скромные надписи чуть ли не зубной пастой.

Депо, рожденное Иштвантелеком, медленно и стильно умирает под социалистическим именем Красная Звезда. Жемчужина его коллекции (плюнь в глаз тому, кто скажет, что ржавые полутрупы можно назвать коллекцией) – культовые 4-цилиндровые локомотивы MAV 301 1911 – 1914 гг. (Я не очень хорошо представляю, как паровоз может быть культовым – но так везде пишут, так что, по-видимому, так и было). Сейчас таких в мире осталось всего 2 штуки – и обе здесь.

А еще у Иштвантелека / Красной Звезды есть, как и полагается любому крутому месту, своя байка-легенда. Она гласит, что некоторые из упокоившихся здесь вагонов служили фашистам для переправки венгерских евреев в Освенцим. Вот такие:

Немногочисленные профессиональные исследователи ржавого железа ломают копья: это конкретно те самые вагоны смерти или просто такие же? Разумеется, никто никогда это не выяснит. Но так даже лучше: настоящая загадка должна оставаться неразгаданной. 

Прелесть этого места – еще и в деталях. Которые почти все сохранились на удивление хорошо. Если кто не понял, это багажные полки:

Я в душе недобитый хиппи и романтик, поэтому я решил уверовать в мистицизм Иштвантелека. Согласно моим верованиям, вагоны смерти наложили на Красную Звезду проклятие-оберег, которое сделало его невидимым для масс. Вот живут венгры, что-то делают, куда-то ходят, – а Иштвантелека для них как бы не существует. Именно поэтому за полвека умирания депо никто не порезал здесь почти ни одно кресло, не нарисовал почти ни один член, не унес почти ни один унитаз.

Черт побери, здесь даже лежат ж/д билеты из социалистических 60-х! Никто не жжет их, не рвет их, не заворачивает в них воблу. 

С другой стороны, по той же причине недоступности Красной Звезды мадьярскому оку никто никогда не отреставрирует здесь ни один паровоз. Они будут стоять и врастать в землю - на пол-колеса, на колесо, до тендера, на пол-тендера... 

Зелень будет год за годом отвоевывать территорию у индастриала, и когда я стану старым, все паровозы обрастут мхом и превратятся в фудскейп Карла Уорнера:

https://storia.me/story/08276af1efc70000/moment/08badc1d4a070000

Вот тогда-то и приеду в это Место, Где Выпить, чтобы выпить.

ЗЫ: за фото спасибо Мэттью Крококоту, кем бы он ни был. 

#путешествия #места #отдых #поехать #история #абандоны #мир #техника 

https://storia.me/story/085f503cec070000/moment/089be4760f870000
https://storia.me/story/085f503cec070000/moment/08a64e8b89470000
https://storia.me/story/085f503cec070000/moment/087169670ac70000
0
МЕСТО, ГДЕ ВЫПИТЬ

ДЕТРОЙТ

Город мертвых небоскребов, величайший абандон мира с 80 тысячами развалин разной степени разваленности… История медленного, мучительно растянутого во времени умирания Детройта – это поучительная история ошибок, иллюзий и заблуждений всего того, что когда-то звалось Американской мечтой.

Здесь снимают фильмы про апокалипсис, а адепты великой секты Вставания-с-Колен завалили Рунет фотками умирающего Детройта с аннотацией «Америка в руинах, доллар щас рухнет и мир возглавит Россия». Их можно понять: глядя на эти пейзажи, веришь, что так и будет.

Сейчас трудно осознать, что с начала прошлого века и до конца 50-х Детройт был столицей мирового автомобилестроения и самым продвинутым городом США. Именно здесь разместила свои заводы Большая Тройка (Ford, General Motors и Chrysler Motors), а также несколько автокомпаний помельче, но тоже не лыком шитых, вроде Packard. В 1910-х город рос как на дрожжах, и к 1930-м едва не затмил собой Нью-Йорк. Дела шли, Америка и весь мир подсаживались на колеса, как сейчас на айфоны. Самое крутое направление в автодизайне всех времен и народов называет не как-нибудь, а детройтским барокко.

Но люди, которые строят гигантские автограды, редко задумываются о гармонии. Им невдомек, что даже одно градообразующее предприятие – это уже гигантский социальный перекос, при форс-мажоре способный привести черт знает к чему. А уж когда их столько, сколько в Детройте… Но парни из Большой Тройки были чертовски похожи на современных российских олигархов из кооператива «Озеро». Все их державные думы о родной стране и родном городе проходили непосредственно через личный кошелек. Генри Форд, подсадивший Америку на колеса и подаривший миру технологию конвейерного производства, не брезговал в конфликтах с профсоюзами помощью парней в шляпах и с автоматами Томпсона, а когда решил расширяться в Германию, с удовольствием скорешился с бонзами тогдашней правящей партии.

А попытки «честной конкуренции» с Большой Тройкой заканчивались примерно так:

https://storia.me/story/089398a0d3470000/moment/08b5b2fea1470000

В общем, отцы-основатели Детройта были далеки как от понятия «социально ответственный бизнес», так и от дум о чем-либо, кроме получения максимального бабла здесь и сейчас.

Когда заводы растут, им нужно все больше и больше рабочих. Спеша урвать свой кусок, боссы Тройки зазывали в Детройт сотни тысяч рабочих из южных штатов, стараясь при этом выбрать самых дешевых. Самыми дешевыми были цветные. И в 30-е за каких-то 10 лет количество негров в городе выросло со 150 тысяч до 500.

Белые рабочие не хотели жить рядом с неграми и переезжали на окраины. Этому способствовала, помимо прочего, еще и массовая автомобилизация, развернувшаяся в мировой автостолице как нигде еще. Белому было проще стать бригадиром или менеджером, а значит, и скопить деньги на личный автомобиль. Когда он уже есть, а пробок еще нет – какая разница, где жить: рядом с работой или подальше? В результате город поделился на черный центр и белое кольцо окраин. И там и там «титульной» расы – по 79%. Тихая сегрегация, ага.

Само собой, такое контрастное разделение не могло не привести к конфликтам. Мы ведь все понимаем, что американские байки про межрасовую дружбу – это все лабуда, верно? Ну, так вот в Детройте это поняли раньше, чем где-либо. Начиная с 1943 раз в 10 – 15 лет здесь происходила заварушка «Ч vs Б». Самой кровавой этот пост обязан своим появлением:

https://storia.me/story/087877c5e3870000/moment/098d632fd007d000

А потом, на излете детройтского барокко, обанкротился Packard, любимый автомобильный бренд дедушки Сталина. Последний драндулет этой марки покинул завод в 1959. Заводы Packard стоят и сейчас – как и много другое, что детройтским властям банально не на что снести.

С тех пор эра дорожных дредноутов пошла на спад. Шестиметровые «американские мечты», пожирающие по 20 литров топлива на 100 км, потихоньку начали сливать конкуренцию более скромным машинам типа Volkswagen. А с нефтяным кризисом 70-х на американский рынок пришла экономичная Япония. И с тех пор в Детройте все только закрывалось. В городе началась тотальная безработица.

Более профпригодные белые относительно легко находили работу в других городах и забывали о Детройте, как о страшном сне.

Некогда буржуазные окраины – те самые, куда они активно съезжали в золотую эпоху всеобщей автомобилизации – стали выглядеть примерно так:

0
МЕСТО, ГДЕ ВЫПИТЬ

НОРВЕЖСКИЕ КАМНИ

Норвегию чтят за викингов, фьорды и нефтедолларовую кубышку в 900 миллиардов. Но почему-то никто не говорит, что Норвегия – страна харизматичных камней, на которых надо пить, чтоб захватило дух. Ну то есть камни есть везде, конечно. Но чтоб такие, и сразу столько в одном месте – такого больше нет нигде.

Прекестулен, он же Пульпит Рок – абсолютно плоский пятачок 15х25, взгромоздившийся в 600 метрах над фьордом Люсе. Здесь нужно лежать, загорать, свешивать ноги в пропасть, мутить бейсджампинг, устраивать пати, а на них напиваться и устраивать конкурсы на лучший прыжок в воду... Ну ладно, просто напиваться.

Минус – стада отъевшихся туристов, которых Перкестулен привлекает своей плоскостью и возможностью долго лежать брюхом вверх, перекатываясь как тюлень и убеждая самого себя в том, что ты крут, поскольку, несмотря на офисный живот, заставил себя взобраться сюда по попсовой горной тропе. В сезон отъевшиеся туристы превращают Прекестулен в аналог Дейкера. (Как, вы не знаете, что такое Дейкер? Это то самое место на Мысе Доброй надежды, где происходит вот это):

Найдите 10 отличий! Нет уж, я полезу сюда пить в несезон – так чтобы холодно, и ветер в харю, и дождь, и град, и скользкое водяное месиво под ногами, для пущего адреналина.

А это вот – Троллтунга, она же – в переводе – Язык тролля. В отличие от Перекестулена, всякие топы и рейтинги периодически называют его самым опасным в мире камнем. И идти-то сюда опасно, и в ветер лучше не соваться – мол, сдует.

Вот еще! Чего здесь опасного? Нормальный такой камушек над пропастью во ржи, на высоте 1084 метра. Подумаешь! Можно на байдарке доплыть. 

По сравнению с этим – так, цветочки-лютики (кстати, давайте добьем уже до 60 лайков):

https://storia.me/story/08276af1efc70000/moment/097131911c470000

Как-то раз группа выпускников дурдома №1 г. Осло попыталась раскачать Язык тролля при помощи резонанса, чтобы он обрушился, как Египетский мост. Пользуясь тем, что на Язык затруднен доступ полиции, психи принялись совершать на нем ритуальные обезьяньи прыжки. Язык выстоял!

Еще один норвежский камень, Кьерагболтен, прекрасен тем, что в любой момент может вывалиться оттуда, где лежит. Тысячи лет назад он откуда-то падал, но не упал, а застрял в горной расщелине в силу своих небольших габаритов и относительно легкого веса.

При желании до Кьерагболтена можно добраться пешком от Прекестулена – всего каких-то 122 км. Неделя – и ты на месте! Еще и почувствуешь себя Фродо, ползущим в Мордор и «изо всех сил пытающимся не потерять из виду бледные ягодицы проводника Голлума» (с).

На Кьерагболтене можно и нужно: спать, танцевать брейк-данс, кататься на велосипеде, показывать чудеса акробатики, заниматься сексом и делать фотки с тупыми эффектами, вроде вот этой вот:

Как-то раз группа выпускников дурдома №1 г. Осло попробовала протолкнуть Кьерагболтен вниз, словно пробку в плохом вине в отсутствие штопора, при помощи синхронных обезьяньих прыжков. И вы знаете – не получилось!

Гейрангер Рок – самый маленький из норвежских камней, на которых мне хочется выпить. Собственно, только пить на нем и можно – на другое не хватит площади.

Ну, это если не считать езды на велосипеде, брейк-данса и секса, разумеется.

А пить здесь я буду аквавит – древнее скандинавское пойло на целебных травах, картошке и специях. Его настаивают в бочках, которые для лучшего смешения грузят в трюм корабля и возят по морям в течение нескольких месяцев. Я его никогда не пробовал, но уже люблю.

#места #путешествия #поехать #напитки #пить #travel #tourism 

0
МЕСТО, ГДЕ ВЫПИТЬ

СААРИСЕЛЬКА

О Лапландии я впервые узнал в детстве из сказки Андерсена «Снежная королева». Там была глава, которая называлась «Лапландка и финка». Я рос в городе Чите, поэтому кто такая финка я знал: это нож, который урки умеют красиво крутить в пальцах. А вот насчет лапландки не понял: Санта-Клаус тогда еще был не в моде, и где он родился, всем было плевать. Помню только, что у Андерсена лапландка стучала о стол твердой вяленой рыбой. А может быть, финка.

Много позже я узнал, что Лапландия – она вот такая:

Теперь все знают, что там родился Санта-Клаус, но в силу отдаленности и стоимости всего в евро мало кто видел Лапландию воочию.

В местности, называемой Саариселлька (это название все равно никто не запомнит, но и черт с ним) главная достопримечательность – отель Какслауттанен (это название вы тоже не запомните).

Там есть много всяких северных фич вроде сауны в снегу выше человеческого роста и ледяного кабака, где я бы выпил.

Но основная его фишка – номера-иглу. Это как чукча в чуме, только прозрачное – чтобы видеть северное сияние.

Все это, конечно, чертовски красиво, новогодне и романтично. Но если честно, не для меня. Один мой знакомый когда-то давно придумал для определения неоправданно буржуйского буржуйства очень меткий термин – ротожопие. Так вот, лично для меня отель Какслауттанен, название которого вы все равно не запомните, - это немного ротожопие. (Ну, может, кроме ледяного кабака).

К тому же, здесь проблематично заниматься сексом – Санта-Клаус полетит над иглу на оленях и все увидит.

Нет, в местности под названием Саариселлька я буду искать успокоения души подальше от отеля и поближе к корням. Не в смысле к корням елок, а – в деревню, к тетке, в глушь, в Саариселльку! Ага, вот это вот – деревня:

Кстати, о корнях елок. Законы лапландок и финок запрещают местным их рубить, представляете? То есть, если ты желаешь построить здесь дом, ты не можешь выкорчевать опостылевшую пихту н участке. Ты должен строить дом так, чтобы не задеть природу. А иначе придет лапландско-финский егерь и напишет на тебя куда надо.

Я правда не понимаю. У них глухая тайга на сотни миль вокруг, а им одной елки жалко. Дикари-с!

В деревне, у тетки Сааривелльки, тоже есть кабаки. В них подают пиво «Козел» и, очевидно, водку «Абсолют». Я буду пить второе и запивать первым. Один черт, на улице минус 20, выйдешь и протрезвеешь.

А еще местные каждый день чистят трактором лесную дорогу к хутору, на котором стоят 2 (прописью: ДВЕ) избы. Трактором. За госсчет. Ради двух изб. Дикари-с!

Кстати, все знают, что такое северное сияние? Это – цитирую Вики - свечение (люминесценция) верхних слоёв атмосфер планет, обладающих магнитосферой, вследствие их взаимодействия с заряженными частицами солнечного ветра. Вы что-то поняли? Я нет. Вот был бы здесь Онотоле, который зачем-то ушел со Стории, - он бы понял.

Мне плевать, на самом деле, что такое северное сияние. Я выпью здесь водки «Лапландия», или водки «Финляндия», или, черт с ним, водки «Абсолют», лакирну «Козлом» и упаду крестом в снег толщиной два метра, который тут же засыплет меня с головой, но я все равно буду смотреть сквозь него на северное сияние и думать о Санта-Клаусе.

Простите, дети-патриоты, но не Россия столица зимы. Жаль.

#места #путешествия #поехать #travel #travelling #tourism #выпить #напитки

0
МЕСТО, ГДЕ ВЫПИТЬ

ИШТВАНТЕЛЕК

Под Будапештом уже много лет стоит заброшенным старое паровозное депо. Оно открылось в нулевых годах прошлого века и застало 80 самых бурных лет венгерской истории – падение монархии, распад империи, фашистскую оккупацию и прелести социалистического пути развития.

Теперь это огромные пост-апокалиптические цеха с зияющими пробоинами крыш, заполненные стимпанковым ржавым железом и пробивающиейся сквозь асфальт зеленью.

В мире много кладбищ паровозов. Но Иштвантелек среди профессиональных исследователей ржавого железа считается самым крутым. От всех остальных он отличается какой-то совсем уж экстремальной, потусторонней заброшенностью. Черт возьми, это пригород столицы-миллионника. Где толпы гопников с семечками и пустые бутылки из-под водки? Где цепочки туристов, улыбающихся как китайские болванчики, с россыпью фотовспышек и палками для селфи?

Нет ничего этого. Пустошь Смауга какая-то. Даже вместо граффити – вот где, казалось бы, разгуляться! – какие-то скромные надписи чуть ли не зубной пастой.

Депо, рожденное Иштвантелеком, медленно и стильно умирает под социалистическим именем Красная Звезда. Жемчужина его коллекции (плюнь в глаз тому, кто скажет, что ржавые полутрупы можно назвать коллекцией) – культовые 4-цилиндровые локомотивы MAV 301 1911 – 1914 гг. (Я не очень хорошо представляю, как паровоз может быть культовым – но так везде пишут, так что, по-видимому, так и было). Сейчас таких в мире осталось всего 2 штуки – и обе здесь.

А еще у Иштвантелека / Красной Звезды есть, как и полагается любому крутому месту, своя байка-легенда. Она гласит, что некоторые из упокоившихся здесь вагонов служили фашистам для переправки венгерских евреев в Освенцим. Вот такие:

Немногочисленные профессиональные исследователи ржавого железа ломают копья: это конкретно те самые вагоны смерти или просто такие же? Разумеется, никто никогда это не выяснит. Но так даже лучше: настоящая загадка должна оставаться неразгаданной. 

Прелесть этого места – еще и в деталях. Которые почти все сохранились на удивление хорошо. Если кто не понял, это багажные полки:

Я в душе недобитый хиппи и романтик, поэтому я решил уверовать в мистицизм Иштвантелека. Согласно моим верованиям, вагоны смерти наложили на Красную Звезду проклятие-оберег, которое сделало его невидимым для масс. Вот живут венгры, что-то делают, куда-то ходят, – а Иштвантелека для них как бы не существует. Именно поэтому за полвека умирания депо никто не порезал здесь почти ни одно кресло, не нарисовал почти ни один член, не унес почти ни один унитаз.

Черт побери, здесь даже лежат ж/д билеты из социалистических 60-х! Никто не жжет их, не рвет их, не заворачивает в них воблу. 

С другой стороны, по той же причине недоступности Красной Звезды мадьярскому оку никто никогда не отреставрирует здесь ни один паровоз. Они будут стоять и врастать в землю - на пол-колеса, на колесо, до тендера, на пол-тендера... 

Зелень будет год за годом отвоевывать территорию у индастриала, и когда я стану старым, все паровозы обрастут мхом и превратятся в фудскейп Карла Уорнера:

https://storia.me/story/08276af1efc70000/moment/08badc1d4a070000

Вот тогда-то и приеду в это Место, Где Выпить, чтобы выпить.

ЗЫ: за фото спасибо Мэттью Крококоту, кем бы он ни был. 

#путешествия #места #отдых #поехать #история #абандоны #мир #техника 

https://storia.me/story/085f503cec070000/moment/089be4760f870000
https://storia.me/story/085f503cec070000/moment/08a64e8b89470000
https://storia.me/story/085f503cec070000/moment/087169670ac70000
0
МЕСТО, ГДЕ ВЫПИТЬ

ДАН БРИСТ

Когда-то давно на этом крохотном кусочке суши, что на самом-самом север Ирландии, таком северном, что даже можно наблюдать за морем северные сияния, - жил кельтский вождь Кром Дах. Как подобает кельтскому вождю, он носил юбку, играл на волынке, молился на омелу и раз в год ходил драть задницы врагам. Было это так давно, что Дан Брист еще даже не был островом – а был мысом на северной скале. 

Кром же Дах, если верить современным друидам, выглядел как-то так:

Как-то раз пришел к Крому Даху святой Патрик – тот самый, в честь которого лепреконы теперь закатывают пивные пати на Арбате. И как-то они сразу друг другу не понравились.

Сначала Патрик попросил у Даха еды. Дах заметил, что конь Патрика изможден, как модель-анорексичка, и сказал: бери, мол, столько, сколько твой лошак сможет увезти – подозревая при этом, что последний не осилит и мешка. Ну а конь Патрика, несмотря что слаб, возьми да и уволоки за собой весь Дахов амбар. Видите прямоугольник? Говорят, это следы фундамента того самого амбара.

Дах изумился: откуда такая сила у полудохлой клячи? «Вестимо, из-за веры лошади в Иисуса Христа», - ответствовал Патрик и тут же, не отходя от кассы, принялся склонять Кром Даха в христианство.

Но Дах слишком крепко верил в свою омелу и друидские камни. Дух новаторства чужд был его консервативному нутру. Он с гневом отбрил Святого Патрика вместе с его вероучением. В ответ на что Патрик прогневался, ткнул посохом в землю у дома вождя – и земля откололась от мыса, и поплыла в открытое море вместе с Дахом и остатками его амбара, и отплыла на 80 метров, и прожил Дах до конца жизни один, без еды, изолированный от мира на прямоугольном клочке 63х23 метра. А что делать? Альпенштоков тогда еще не придумали, а разбежавшись прыгнуть со скалы – это как-то высоко и стремно, 45 метров.

Существует и атеистическая версия истории Дан Бриста. На самом деле в 1393 от мыса Даунпатрик тупо отделился кусок, отошел на 80 метров от берега и так и встал. На куске жили люди. Их спасли с помощью банальных веревок… Вам эта версия нравится? Мне как-то первая больше.

Сейчас это место, конечно, пользуется неким почитанием туристов – но не сказать, чтобы излишним. Толпы дураков не плюют жвачки в травы Даунпатрика, инстаграм не лопается от их селфи на фоне Дан Бриста. Только раз в год, в последнее воскресенье июля, у руин старой даунпатрикской церкви собираются на мессу те, кто еще помнит древние мифы. Да сидят по весне в засаде орнитологи, рассматривают миграции птиц. 

Что пить в Ирландии? Вопрос риторический.

Вот он пробовал, ему понравилось:

http://www.nextmovie.com/wp-content/uploads/2013/03/1-LeprechaunSmilingInFlashlight.gif

#путешествия #поехать #туризм #история #travel #travelling 

https://storia.me/story/085f503cec070000/moment/092557d610470000
https://storia.me/story/085f503cec070000/moment/08c23c33abc70000
0
МЕСТО, ГДЕ ВЫПИТЬ

ДЕТРОЙТ

Город мертвых небоскребов, величайший абандон мира с 80 тысячами развалин разной степени разваленности… История медленного, мучительно растянутого во времени умирания Детройта – это поучительная история ошибок, иллюзий и заблуждений всего того, что когда-то звалось Американской мечтой.

Здесь снимают фильмы про апокалипсис, а адепты великой секты Вставания-с-Колен завалили Рунет фотками умирающего Детройта с аннотацией «Америка в руинах, доллар щас рухнет и мир возглавит Россия». Их можно понять: глядя на эти пейзажи, веришь, что так и будет.

Сейчас трудно осознать, что с начала прошлого века и до конца 50-х Детройт был столицей мирового автомобилестроения и самым продвинутым городом США. Именно здесь разместила свои заводы Большая Тройка (Ford, General Motors и Chrysler Motors), а также несколько автокомпаний помельче, но тоже не лыком шитых, вроде Packard. В 1910-х город рос как на дрожжах, и к 1930-м едва не затмил собой Нью-Йорк. Дела шли, Америка и весь мир подсаживались на колеса, как сейчас на айфоны. Самое крутое направление в автодизайне всех времен и народов называет не как-нибудь, а детройтским барокко.

Но люди, которые строят гигантские автограды, редко задумываются о гармонии. Им невдомек, что даже одно градообразующее предприятие – это уже гигантский социальный перекос, при форс-мажоре способный привести черт знает к чему. А уж когда их столько, сколько в Детройте… Но парни из Большой Тройки были чертовски похожи на современных российских олигархов из кооператива «Озеро». Все их державные думы о родной стране и родном городе проходили непосредственно через личный кошелек. Генри Форд, подсадивший Америку на колеса и подаривший миру технологию конвейерного производства, не брезговал в конфликтах с профсоюзами помощью парней в шляпах и с автоматами Томпсона, а когда решил расширяться в Германию, с удовольствием скорешился с бонзами тогдашней правящей партии.

А попытки «честной конкуренции» с Большой Тройкой заканчивались примерно так:

https://storia.me/story/089398a0d3470000/moment/08b5b2fea1470000

В общем, отцы-основатели Детройта были далеки как от понятия «социально ответственный бизнес», так и от дум о чем-либо, кроме получения максимального бабла здесь и сейчас.

Когда заводы растут, им нужно все больше и больше рабочих. Спеша урвать свой кусок, боссы Тройки зазывали в Детройт сотни тысяч рабочих из южных штатов, стараясь при этом выбрать самых дешевых. Самыми дешевыми были цветные. И в 30-е за каких-то 10 лет количество негров в городе выросло со 150 тысяч до 500.

Белые рабочие не хотели жить рядом с неграми и переезжали на окраины. Этому способствовала, помимо прочего, еще и массовая автомобилизация, развернувшаяся в мировой автостолице как нигде еще. Белому было проще стать бригадиром или менеджером, а значит, и скопить деньги на личный автомобиль. Когда он уже есть, а пробок еще нет – какая разница, где жить: рядом с работой или подальше? В результате город поделился на черный центр и белое кольцо окраин. И там и там «титульной» расы – по 79%. Тихая сегрегация, ага.

Само собой, такое контрастное разделение не могло не привести к конфликтам. Мы ведь все понимаем, что американские байки про межрасовую дружбу – это все лабуда, верно? Ну, так вот в Детройте это поняли раньше, чем где-либо. Начиная с 1943 раз в 10 – 15 лет здесь происходила заварушка «Ч vs Б». Самой кровавой этот пост обязан своим появлением:

https://storia.me/story/087877c5e3870000/moment/098d632fd007d000

А потом, на излете детройтского барокко, обанкротился Packard, любимый автомобильный бренд дедушки Сталина. Последний драндулет этой марки покинул завод в 1959. Заводы Packard стоят и сейчас – как и много другое, что детройтским властям банально не на что снести.

С тех пор эра дорожных дредноутов пошла на спад. Шестиметровые «американские мечты», пожирающие по 20 литров топлива на 100 км, потихоньку начали сливать конкуренцию более скромным машинам типа Volkswagen. А с нефтяным кризисом 70-х на американский рынок пришла экономичная Япония. И с тех пор в Детройте все только закрывалось. В городе началась тотальная безработица.

Более профпригодные белые относительно легко находили работу в других городах и забывали о Детройте, как о страшном сне.

Некогда буржуазные окраины – те самые, куда они активно съезжали в золотую эпоху всеобщей автомобилизации – стали выглядеть примерно так:

0