Недопоэма '14+3=17'

Недопоэма '14+3=17'

Предисловие

Стоя на Красной в столице

Скажу тебе, не спеша,

Что вниз текут по страницам

Не стихи, а моя душа.

Хочу, чтоб читали её,

Открыто ли, скрытно ли,

Но чтобы читали, как в СССР -

Спрятанную от глаз чужих

Библию.

На сердце своем высек я

Клятву, в которой иного смысла нет.

Клянусь, что добьюсь от тебя признания,

Что я в жизни твоей – лучший поэт.

На воспаленной мышечной ткани

Вечное имя твое.

И когда-нибудь с твоих бледных губ

Сорвется нарочно мое.

Первое

Мой уставший, опаленный

Жизнью мозг,

Выдает строчки калечные,

Какие б любой чахоточный смог,

Если вы ему карандаш в руку дали бы.

Но не отдам, карандаш мой!

Назовите меня лишенным ума,

Но я буду твердить, что в этом карандаше

Вся душа моя, и отчизна моя.

Я им буквы по засаленному листу в клеточку

Вывожу пальцами,

Окрашенными в йодовую сеточку,

Стертыми почти начисто,

До костей.

Ночами,

Пока поколениями прокрастинаторов спали,

Я пишу, и пусть мои под глазами

Синяки

Твои оттеняют

Глаза.

Мои же, сухие, красные,

Покоя не знающие и не знавшие:

То тебя в толпе,

То в себе слова,

То созвездия, которыми усыпана кожа

Твоя.

Весь, потерявшийся и заброшенный,

Как дом,

Из которого дети сбежали,

А родители умерли,

На стенах – скрижали,

(Читать будешь ли?)

Твой.

Не поэт,

Но надеющийся в строчке своей же

Увидеть что-нибудь бесконечное,

Жизнь, войну.

Надо ли,

Что поэтом за это признали бы?

(Нет)

Второе

Бог мой – ты.

Ты же - хлеб, вино.

От одного взгляда пьян.

Тебе – все равно.

Что ж, смотри –

Такова судьба.

Разлюбить – убийство.

Я – самоубийца.

На мосту стою,

Прогнанный тобой,

Голодный, трезвый,

От слез сырой.

Внизу – жизнь,

Я в нее с головой,

А потом в письме:

«Бог с тобой».

А потом во мне –

Снова яд.

В тебе все то же,

Что тысячу лун назад.

Бесконечность слов,

Слагаемая из тридцати трех.

Главное – чтоб это закончилось,

Что ж

По-английски или сказать «прощай»?

На сорок дней в пустыню или «прощай»?

Ошибки были б забытыми,

Забитыми

Битами.

Знаешь

Ты не прочтешь мою душу,

Не скажешь, что я поэт.

Улыбкой глупой последний след.

И послесловие

Покажите мне такого юнца,

У которого не изранена собственными душа,

Ему терновый сплету венец

И приговор подпишу: Лжец!

Стоило встать бы перед миром,

Прокричать о том, что внутри болит?

Но ты, мой друг, улыбавшийся мило,

Не подтвердишь ли, что молчание – яростный крик?

Кто в семнадцать благоразумен,

Кто не летел с моего моста?

Жизнь под ним бесконечна сложна,

Ножей в ней от поверхности и до дна.

И пусть на скорой увозят утопленника,

Пусть похоронят израненный труп мой.

Я не останусь за ограждением.

Я с головой, друг мой,

Я с головой.

Недопоэма '14+3=17'

Оцените раньше всех!

Комментарии

avatar

Основные моменты

Пользователям также понравилось

500x500
500x500