НОБЕЛЕВКА ЗА ДОНОС

Первыми советскими физиками, ставшими лауреатами Нобелевской премии, были Черенков, Тамм и Франк. И если Тамм и Франк премию отхватили заслуженно, продолжив, по сути, дело своего наставника Вавилова, то Черенков среди номинантов оказался исключительно благодаря лени, бесталанности в науке и вовремя написанному доносу.

24социальное оздоровление науки25

Здоровое зерно в этой идее было, но осуществили ее, как это у нас водится, через седалищный нерв. И последствия себя ждать не заставили. Некультурные, не обладающие необходимым минимумом знаний, горластые и нахальные «парттысячники» по прибытию в ВУЗы сходу начали качать права, занимать выборные партийные, профсоюзные и комсомольские должности, типа секретарей парткомов и профкомов. Какая там наука, о чем вы?! Выдвиженцы по рабочей линии получать высшее образование не стремились даже по специально созданной для них облегченной программе. Зато с удовольствтем выступали на собраниях и позировали для пропагандистских материалов.

Вот из этой среды «парттысячников» и был передан Сергею Ивановичу Вавилову в 1932-м году аспирант Павел Черенков. Вот его фото в уже заматеревшем статусе. 

А Вавилов, это, на минуточку, будущий президенту Академии наук (и младший брат Николая Ивановича Вавилова, ученого–генетика, пострадавшего в борьбе с Лысенко).

Всего у Вавилова было 3 аспиранта. И этот самый Черенков был из них самым слабым. Дабы отделаться от него, Вавилов поставил ему простую, как он считал, задачу:  тщательно очищать растворители, чтобы они не светились до того, как в них будет добавлен люминофор.

Следует отметить, что сам Вавилов в это время был адски занят организационными вопросами: Физ-мат институт как раз разделялся на, собственно, математический и физический. Последний – ФИАН, Вавилов и возглавлял. К тому же, оба института из Питера переезжали вслед за правительством в Москву. Короче, дел было много и на работу аспиранта, Вавилов обращал мало внимания.

Но каждый раз, когда это происходило, понимал, что толку от Черенкова никакого: аспирант не мог освоить процедуру очистки растворов, и не мог объяснить, почему те, не смотря ни на что, продолжают светиться. Да и не пытался особенно.  Однажды Вавилов так рассердился, что пригрозил Черенкову, дескать, никакого тебе продвижения по карьере, пока не научишься чистить растворители.

Ну, а Черенков, не долго думая, написал в партком донос, согласно которому буржуазный специалист и купеческий сын не дает расти выходцу из народа. После этого Вавилов просто вынужден был включиться в работу своего подчиненного. Благодаря этому он вскоре выяснил, что под воздействием гамма–лучей светились не только растворы солей урана, но и чистые прозрачные жидкости типа дистиллированной воды. Все это, теоретически, способен был сделать и сам Черенков. Но он даже не пытался! Зато, как хорошо смотрелся на снимках! Настоящий ученый из рабочей среды. Как многое меняет вовремя написанный донос! Посмотрите в эти чистые глаза...

Вавилов помог Черенкову организовать публикацию научной статьи. Но тот смог только описать явление, не выдвинув ни одного приемлемого объяснения. Зато Вавилов, опубликовав сразу после него собственную статью, высказал неуверенное предположение о природе эффекта. И оказался прав! В дальнейшем предположение Вавилова обосновали математически.

Это сделали два талантливых молодых ученых, Игорь Тамм и Илья Франк, которые стремились к знаниям отнюдь не по приказу партии, а по велению сердца. В 1934 году Вавилов привлек их к исследованиям. Тамм и Франк доказали, что свечение вызвано электронами, движущимися в жидкостях со скоростями, превышающими скорость света в конкретной среде.

Вот Игорь Тамм: 

А вот Илья Франк:

Но физики всего мира называют открытый и объясненный Вавиловым, Таммом и Франком феномен -  «эффектом Черенкова» или «излучением Черенкова». 

За исследования, в которые Черенков практически не внес никакой научной лепты, ему, Вавилову, Тамму и Франку присудили в 1946 году Сталинскую премию первой степени. 

А позже, уже после смерти Вавилова, всем трем его ученикам была присуждена Нобелевка за «открытие и истолкование эффекта Черенкова». Собственно, именно так Черенков, Тамм и Франк стали первыми советскими физиками — лауреатами Нобелевской премии.

По большому счету, конечно, без Черенкова бы дело не обошлось. Да, он тупо сидел и пялился на свечение, даже не пытаясь, ибо был не способен, дать ему вразумительное объяснение. Но донос заставил его учителя, Вавилова, взяться за вопрос серьезно, благодаря чему и было сделано открытие.

203эффектом Черенкова204

Вавилова
-Черенкова», отдавая дань истинному открывателю. 
0