Что нас вставляет

ОБРАТНАЯ СТОРОНА ГОРЫ (18+)

Внимание!!! Пост содержит трупы. Не рекомендуется детям и лицам со слабой психикой.

У всего есть изнанка, тыл, обратная сторона. Гниль, которую стараются не показывать. Она отличается от парадного фасада как день от ночи.

На Эвересте фасад – это «вершина мира» и «лучше гор могут быть только горы», см. фото выше. А изнанка, о которой не любят рассказывать, – десятки незахороненных трупов по склонам на уровне 7600+. Они начнутся на пятой сверху фотке, которая не отображается в превью поста. 

Эти трупы лежат там годами и десятилетиями. Какие-то превращаются в вечную мерзлоту, не успев истлеть. Другие скелетируются. Третьи мумифицируются.

Внимание, это второе и последнее китайско-непальское предупреждение: дальше будут трупы

.

Альпинисты видят их, когда с них сходит снег. Знают наперечет. Некоторые трупы даже служат им ориентирами. Они лежат в тех же позах, в которых застала их смерть. Рядом пустые кислородные баллончики. Костюмы выцвели и истлели на ветру и солнце.

Когда-то это тело было индийским альпинистом. Он умер на высоте 8500, за 348 метров до вершины мира. Как его звали при жизни, никто не помнит. А сейчас его зовут Зеленые Ботинки, и он служит ориентиром. Удачно умер – ровно на 8500. Дошел до Зеленых Ботинок – надо радоваться: вершина уже близко! Вот даже веревочки рядом проложены. 

А это тело принято считать Джорджем Мэллори, первым покорителем Эвереста. Когда его спросили, зачем он на него лезет, Мэллори ответил: «Потому что он есть». В 1924 году Мэллори впервые в истории человечества залез на верхушку Земли, но на обратном пути они с сотоварищем Ирвингом попали в буран и сорвались. Ирвинга не нашли, а Мэллори обнаружили 75 лет спустя, в 1999, почему-то не разложившегося. Связка была перерезана. Видимо, Ирвинг после падения выжил и пытался спастись. Красивая жуткая легенда, от которой берет оторопь.

Многие из вас сейчас думают, что это фейк и утка. Как думал я, когда пару лет назад набрел на сайт со статьей о трупах Эвереста. Нет, не надейтесь. Это не фейк. Новые покорители Джомолунгмы – люди, способные заплатить за свое восхождение от 20 до 65 тысяч долларов – спят в палатках рядом с трупами своих предшественников. Снимают их на видео.

Хотя нет, иногда снимают и еще живых, но умирающих. Это 2006 год. В гроте на высоте 8500 метров медленно замерзает альпинист Дэвид Шарп, у которого внезапно отказал кислородный баллон. Проходящая мимо экспедиция интересуется его именем, но поняв, что тот не может говорить, уходит дальше по своим делам – покорять Эверест. В составе группы находился журналист Лайфнью... простите, канала Discovery  с видеокамерой. Глава экспедиции – новозеландец Марк Инглис, инвалид без обеих ног – спешил вписать свое имя в Книгу рекордов Гиннесса.

По воспоминаниям рекордсмена-ампутанта, в тот день мимо Шарпа так же прошли около 40 альпинистов. Погода хорошая была, все спешили на вершину. А то ведь испортится потом – и жди еще, когда распогодится. 

Вы сейчас спросите, наверное: а как же «если друг оказался вдруг», «не бросай одного его», вот это всё? А просто это всё писал человек, который вел богемный образ жизни, в горы на самом деле не ходил и вдохновение для стихов черпал в пьянках с альпинистами. А реальность – она немного другая. На высоте 7600+, где кислорода втрое меньше, чем у нас на земле, действует негласный закон: «Не можешь идти – умирай». Вот прям как сидишь, так и умирай. 

Потому что сюда никогда не прилетит вертолет: его лопасти не вращаются в таком разреженном воздухе. А друг, который оказался вдруг, не пронесет ваше тело и нескольких метров. Передвигаться здесь – все равно что идти по дну моря, окунувшись с головой под воду. Только тело ваше весит не меньше, а сильно больше обычного. И дышите вы как Ихтиандр, которого выбросили на берег и залили жабры клеем «Супермомент». Так что таскать на плече товарища вы не можете физически. Потому что иначе умрете сами. 

Впрочем, вы и без товарища имеете весомые шансы это сделать. На высоте 7600+ вы можете ни с того ни с сего упасть и умереть от нагрузок. Все ваши системы здесь почти не работают, истощение происходит в разы быстрее. Износ ваших органов молниеносен, отек любого получить проще, чем простуду. Мозг при таких дозах кислорода работает как под мощным релаксантом, перемешанным с водкой. Ваши мысли отрывочны, вы бредите, часто повторяете одни и те же вопросы и не понимаете полученных ответов. Притом что ветер может достигать 80 км/ч, а температура после захода солнца - 45 ниже нуля по Цельсию. Даже если вы не умрете, одна ночь в таких условиях - ну, если вы заблудились и не спустились вовремя в лагерь на безопасной высоте, например - способна доставить вам вот такие приятности:

Познакомьтесь: так выглядит обычное обморожение. Пожалуй, лучшее, что может случиться с неудачливым покорителем Эвереста после внештатной ситуации. Волдыри у пациента - light version, только вторая степень. Его фаланги даже не ампутируют. 

Это русско-американская чета Арсентьевых, Сергей и Фрэнсис. Они остались на склонах Эвереста в 1998. Фрэнсис установила мировой рекорд – покорила Джомолунгму без кислородных баллонов, – да только вот обратно спуститься уже не смогла. Сергей пошел за ней, но попал в непогоду. Его тело так и не нашли. А вот Фрэнсис умирала двое суток на глазах у нескольких групп. Видите – вон она, в красном овале.

Нельзя сказать, чтобы к ней совсем никто не подходил. Но от кислородного баллона она отказывалась, чтобы не испортить рекорд. (Ну да, факин крейзи - ну а кто там не такой). А поднять ее попыталась лишь одна пара – англичанин Йен Вудхолл и его подруга Кэти. 

«Мы с Кэти, не размышляя, свернули с маршрута и попытались сделать все возможное, чтобы спасти умирающую. Пытались ее одеть, но ее мышцы атрофировались, она походила на тряпичную куклу и все время бормотала: „Я американка. Пожалуйста, не оставляйте меня“… Мы одевали ее два часа. Моя концентрация внимания была потеряна из-за пронизывающего до костей дребезжащего звука, разрывавшего зловещую тишину. Я понял: Кэти вот-вот и сама замерзнет насмерть. Надо было выбираться оттуда как можно скорее. Я попытался поднять Фрэнсис и нести ее, но это было бесполезно. Мои тщетные попытки спасти ее подвергали риску Кэти. Мы ничего не могли сделать».

Через 9 лет они вернулись и «похоронили» Фрэнсис: завернули в американский флаг, положили в карман письмо от сына, которого она бросила ради никому не нужного рекорда, и сбросили в пропасть. Здесь так хоронят. Фрэнсис Арсентьевой повезло: никто не видит, как распадается на части ее тело, она никому не служит ориентиром и ее не зовут цветом ее ботинок. Впрочем, она умерла босой.

Причиной смерти альпиниста здесь может послужить любой чих. В своей книге «В разреженном воздухе» сиэтлский журналист Джон Кракауэр писал: «Утром один из тайваньцев вылезает из палатки, чтобы оправиться и умыться. На ногах у него только мягкие чуни. Присев на корточки, он поскальзывается, летит, кувыркаясь, вниз по склону и метров через двадцать проваливается в глубокую трещину. Шерпы вытаскивают его и помогают дойти до палатки. Он находится в со¬стоянии шока, хотя серьезных физических повреждений на первый взгляд как будто нет… Вскоре после этого Мин Хо Гау ведет остатки тайваньской группы в направлении лагеря IV, который расположен на южной седловине, оставив своего незадачливого товарища отдыхать в палатке в полном одиночестве. Через несколько часов состояние бедняги резко ухудшается, он теряет сознание и вскоре умирает. Американские альпинисты по рации сообщают об этой трагедии руководителю группы Мин Хо Гау. «О'кей, - отвечает он, - большое спасибо». И как ни в чем не бывало сообщает партнерам по связке, что смерть товарища никоим образом не повлияет на график их восхождения».

Во всех статьях о трупах Эвереста есть одна и та же фраза, приписываемая авторами разным альпинистам. Что-то типа: «На высоте 8000 метров вы не можете позволить себе роскошь морали». Я не сужу людей, проходящих мимо умирающих и умерших. Я не знаю, как я вел бы себя на их месте. «Не можешь идти – умирай»… Они говорят: шансы спасти неходящего на высоте 7600+ ничтожно малы по сравнению с шансами спасателя-добровольца на смерть вместе со спасаемым. Но есть парень, который своим примером это опровергает.

В мае 1996 года Бек Уэзерс попал на Эвересте в одну из самых сильных бурь за всю историю восхождений, которая унесла жизни трех инструкторов и двух их клиентов. В ураганный ветер его оставили умирать на вершине, сочтя безнадежным. Через 12 часов он пришел в себя, присоединился к спускающейся группе, но вместе с ней заблудился, а потом, когда та нашла путь к лагерю, отбился и потерялся. На следующий день мимо него прошли несколько спасателей-шерпов, посчитавших его мертвым. Когда Бек очнулся, он сам дополз до палатки в Южном седле. Но ночью ее сдуло, и ему снова пришлось провести ночь на морозе… 

Это последнее фото рук и носа Бека Уэзерса. Но остальные части его тела выжили. Вкючая язык - которым Бек, маша усекновенными культями, нынче с увлечением рассказывает National Geo Wild'у о совем личном моменте истины. 

Конечно, его случай может быть исключением, которое, по чьему-то иезуитскому замечанию, лишь подтверждает правило. Но что-то подсказывает мне, что бог - кем бы он ни был там, на границе Китая и Непала - в ту майскую ночь 1996 г. сошел на вершину, чтобы показать людям Эвереста ошибочность их самоуспокоительной теории. С небес до Джомолунгмы ведь недалеко; а понял кто или нет - это уже не Его проблемы. 

#travel #rest #путешествия #отдых #история #мир #экстрим #extreme #travelling #поехать #жизнь #смерть 

#жесть

0