"Убить" Гитлера

'Убить' Гитлера: Записки путешественника во времени

20 апреля 1889 года 18 часов 05 минут. Я опаздываю. До Браунау-на-Инне мы ещё не доехали, а надо ещё успеть добраться вовремя до гостиницы. Телега прыгает на колдобинах и трясётся, полупьяный возница, что-то напевает, но о своей задаче помнит и старательно нахлёстывает мохнатую лошадку.

- Вы точно уверены, что вам нужен именно врач-еврей? В Браунау целых три врача-австрийца. Достаточно квалифицированных. Зачем такие сложности?

Худой как жердь и седой как лунь старый еврей, в который уже раз спрашивал у меня одно и то же.

- Нет, я уверен. Нужны именно вы. Вы самый лучший врач в округе.

- Ой я вас умоляю, - взмахнул руками еврей, краснея от смущения.

68У померанца69

- Что случилось?

- У меня жена рожает, а ни одного врача в городе нет. Куда-то все уехали. Чёрт бы их подрал! Роды сложные.

- У меня есть доктор, - сказал я спрыгивая с телеги и кидая вознице заслуженные деньги.

- Еврей?!

- У вас есть выбор?

Мальчик родился в 18 часов 30 минут, его назвали Адольф. Отец был счастлив и остервенело тряс руку врача-еврея. Ещё бы ведь я так старался убедить Алоиса, что роды у Клары очень сложные и только Иеримия может с ними справится. Он приглашает нас отметить рождение сына, но мне уже пора. 

1897 год, город Леондинг, дом у кладбища. Я быстро нашёл Алоиса. Он был удивлён и рад меня увидеть. Спрашивал как я его разыскал, ведь его семья так часто переезжала. За последние годы он сильно сдал - настоящий пенсионер. От него сильно пахнет алкоголем. За кружечкой пива рассказал мне о своей жизни. Жаловался на потерю любимой работы, тихую, забитую жену, с которой скучно, на лентяя сына Алоиза, говорил про Адольфа, который учился хорошо, но потерял уважение к отцу и скорее всего тоже станет бездельником. В общем обыкновенное нытьё взрослого мужика потерявшего ориентир в жизни.

Тот же день. 21 час 30 минут. На улице уже темно, я затаился за углом дома располагающегося напротив таверны в которой после моего ухода продолжил распивать Алоис. Вот он качаясь, вышел и направился своим обычным маршрутом к опостылевшему дому. Я бесшумно крался за ним. Когда пьянчужка свернул к церкви я нагнал его и ударил сзади по голове. Не слишком сильно, чтобы не лишился сознания, но чувствительно. Алоис всхлипнув упал. Я ударил его ещё раз. В свете луну блеснула стальная полоска ножа. Одно движение и он у горла мужчины. Он широко раскрытыми глазами пялился на моё лицо в маске и клинок в моей руке. Крупная дрожь сотрясала его тело. Ну где же он?

Торопливые шаги по тротуару. Вовремя. Я ныряю в темноту растворяясь в ней.

- Папа, ты в порядке? - восьмилетний мальчик пытался поднять тушу отца с земли.

0